Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

tasha

КНИГИ "ДИКАЯ ПТИЦА И КУЛЬТУРНЫЙ ЧЕЛОВЕК" и "ПИСЬМА ИЗ ЗАПОВЕДНИКА"

В 2020 г. у меня опубликованы сразу две книги. Для тех, кто всё пропустил (что нереально, учитывая, сколько я об этом говорила, но всё равно всегда находятся люди, которым удалось) коротко о главном: что за книги и как их купить.



Дикая птица и культурный человек. Гага обыкновенная и человек разумный: четырнадцать веков взаимоотношений. – Санкт-Петербург, 2020. – 496 с. : ил., карт. - ISBN 978-5-902643-49-4.
Книга существует в русской и в английской версии.
Стоимость русской версии - 1700 р., английской - 50 евро.

Collapse )

Письма из заповедника: 1940–1946 / авт.-сост. А. Горяшко, Л. Миронова; Под ред. М. Калякина, О. Максимовой; предисл. М. Калякина. СПб., 2020. 295 с.: ил. - ISBN 978–5–902643–50–0.
Стоимость 650 руб.
Collapse )

Тираж обеих книг находится:
- у автора (меня) в г. Кандалакша Мурманской обл.
- в Москве, в Зоомузее МГУ
- в С.-Петербурге, в библиотеке Зоологического института и на каф.генетики СПб Университета.

В другие города и страны высылаю книги почтой (почтовые расходы оплачивает покупатель).

Для приобретения обеих книг (независимо от города) необходимо предварительно связаться со мной. Это можно сделать через мессенджеры в соцсетях, но особенно я вас полюблю, если воспользуетесь почтой alexandragor4@yandex.ru
море

Технические предупреждения/инструкция пользователя

Большая часть журнала под замком. В открытом доступе материалы историко-биологического и краеведческого свойства.
Друзей и потенциальных друзей прошу простить за неудобство. Оно легко преодолимо. Пишите на alexandragor4@yandex.ru.
Все стороны моей жизни, открытые для публичного просмотра, на www.alexandra-goryashko.net

Мелочевка иногда оседает ВКонтакте и в Facebook, но как средство общения с миром они всерьез не рассматриваются.

***
Журнал открыт, в том числе, и для не-пользователей livejournal, и для анонимных комментариев. Что открыто - смотрите, что хотите - комментируйте, где хотите - молчите. Единственная категория людей, которые здесь не welcome, это те, кто не могли бы написать мне личное письмо и подписаться своим именем. Итак, если вы - по любым причинам - не считаете возможным вступить со мной в прямой контакт, не надо ничего читать дальше. Оно не для вас.
***
UPD-2015. Спасибо за многочисленные предложения, но я НЕ заинтересована в том, чтобы материалы моего блога перепечатывались непрофильными интернет-изданиями. И вообще не заинтересована в беспорядочном тиражировании того, что пишу. Мне есть, где публиковаться, честно. Если вы хотите предложить мне в чем-нибудь поучаствовать, пожалуйста, ознакомьтесь предварительно с Декларацией независимости меня. Спасибо.
tasha

Портрет региона: развалины легенды в пейзаже

Эту статью я написала по просьбе "Открытого университета" и она была опубликована на их сайте:
Портрет региона: развалины легенды в пейзаже // Открытый университет. Курс "Арктика", май 2019. https://openuni.io/course/19-arktika/lesson/1/material/1024/

Нынче внезапно оказалось, что «Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».
ОК, повторим здесь. Фото автора, Кандалакша, март 2020 г.

Портрет региона: развалины легенды в пейзаже

4

В туристических проспектах эти места принято представлять неким заполярным парадизом, где много-много дикой и прекрасной (но притом довольно комфортной) природы, где сказочные саамы ездят на оленьих упряжках, разукрашенных разноцветными ленточками, былинные поморы твердой рукой правят карбасами, полными семги, а северное сияние располагается фотогеничным нимбом над 40-метровым памятником Алеше. К тому же сюда можно всего за 3 часа попасть на самолете из Москвы, и в один день сфотографироваться на фоне самого северного в мире Макдональдса и самой северной точки Европейской части России. Очень удобно.
Особенно удобно то, что если ездить быстро и смотреть только на то, что хочешь увидеть, плакатно-туристический образ Кольского полуострова можно сохранять в неприкосновенности сколь угодно долго. Картинка меняется разительным образом лишь для тех, кто решается снять шоры, и для тех, кто здесь живет. Шесть лет назад я имела неосторожность переехать сюда жить.

Жизнь на Кольском

Теперь каждый мой день начинается со слова «бля». В какое бы время я ни вышла на улицу и кто бы ни проходил мимо, именно это слово будет орнаментировать беседу. Идущих в школу второклассников, нежно воркующих влюбленных и степенно шествующих пенсионеров объединяет трехбуквенное выразительное междометие. Которое, впрочем, в данном случае никаких эмоций не выражает, это просто, если угодно, местный диалект. Кроме слова из трёх букв, доминирующим мотивом моей жизни стали развалины. Они везде. Развалины жилых домов, магазинов, заводов и дорог. Здания недостроенные, полуобрушенные, сгоревшие. Поначалу кажется, что здесь только вчера кончилась война. Потом привыкаешь, это образ жизни. Какие-либо другие признаки самобытности в городе найти сложно.Collapse )
tasha

Куда и почему я подевалась из отсюда

 Дорогой друг kkalms интересуется знать, куда подевался народ из жж. Будучи занудой, на вопрос "как жизнь" начинаю рассказывать, как жизнь. Моя конечно.

1. Писать осмысленные тексты по большей части нет времени, а использовать жж как телеграф как-то не по назначению. Поэтому фб, но не только.

2. Эти самые соцсеточки ценны именно как сеточки=круг общения, иначе на кой ляд они вообще нужны, можно и себе под подушку писать.

3. Круг общения в фб у меня в разы больше, чем здесь, так что в смысле общения мне там интереснее. И нет, я не согласна, что фб это помойка (вопрос дизайна сейчас не рассматриваю). В любой сеточке будет у тебя помойка или райские кущи зависит ровно от одного и того же - какой круг "друзей" ты себе там организуешь, такой и будет твоя новостная лента и собеседники. У меня есть родственники, которые видят в фб исключительно всякую хню и считают эту хню лицом фб. А это исключительно их личная лень и неразборчивость в выборе "друзей" (à propos - по служебной надобности пребываю еще и, о ужас, вКонтакте, и даже там можно организовать себе достойную аудиторию).
Если память мне не изменяет - а если изменяет, то с кем? - моё активное вживание в фб началось примерно с началом работы над Гагокнигой, когда занадобилось широко раскидывать сети с вопросами и просьбами. ЖЖ уже тогда с этим не справлялся, а люди, найденные посредством фб принесли книге очен много пользы.
Кстати, еще один момент - со многими людьми можно связаться исключительно посредсвтом мессенджера в фб, это тоже было приведшей туда дорожкой.

4. Но! Когда я хочу, чтобы какой-то текст сохранился на долго и чтобы его всегда можно было найти, я пишу именно в жж. В фб уходит то, что не рассчитано на вечность.

Collapse )
tasha

"Острова блаженных"* и их блаженный автор

Книгу "Как я писала Гагокнигу" я так и не написала и не надейтесь. Переходим к следующей серии - как я писала книгу по истории биостанций.

Для начала, было полным безумием в это ввязываться всё как обычно. То есть, возможно, кому-то и казалось, что книгу про это мне написать легко, потому что вот же есть уже "Литторины" и там всё есть. Эх, братцы. На "Литторинах" висят статьи, написанные 16-17 лет назад. Онегин, я тогда моложе и, как историк, определённо хуже качеством была. И много нового материала набралось за прошедшие годы. А много так и не набралось и его надо искать. И отдельные статьи на собственном сайте - совсем не то же самое, что цельная книга в чужом издательстве. Но кто, если не я, и когда, если не сейчас опять всё как обычно.

Уже в процессе работы я в какой-то момент осознала, что нахожусь в уникальном положении. Кроме собственных накопленных материалов, абсолютно по каждой из описуемых биостанций (а в книге их будет 14, прошлых и настоящих) у меня есть знакомые, к которым можно обратиться - либо непосредственно работающие/работавшие на на этих станциях, либо занимающиеся их историей. То есть не то, что мне надо искать этих людей и объяснять, кто я такая и какого рожна мне надо, а они все уже есть и мы давно знакомы. Наверное на сегодня другого человека с подобной системой связей просто не существует, так что и правда - кто, если не я.

То есть вообще-то всё это было неизбежно, но уж точно полным безумием было соглашаться на то, что книга будет готова через год. Точно зная, что минимум 2-3 месяца выпадут на полевую работу по гаге, обработку и публикацию её материалов, и точно не зная, что ещё месяц-два выпадут на паники, депрессии и прочие неудобства, вызванные перекройкой мира. ОК, сейчас я сдвинула срок сдачи книги с марта на май, хотя и в мае совсем не уверена.

Дальше про сюрпризы из серии "очевидное невероятное". По большому счету, все они были предсказуемы и если я не подумала о них заранее, то это свидетельствует только о моей глубокой умственной отсталости. С другой стороны, если бы я подумала о них заранее, то большой вопрос, взялась ли бы за книгу, так что да здравствует умственная осталость.

Писать про уже не существующие биостанции трудно - нет живых очевидцев, не у кого спросить. Писать про существующие биостанции трудно - живых очевидцев полно, но у каждого своя кочка зрения. Обижать никого не хочется, угодить всем невозможно.

Нет идеальных людей. Так тянет влюбляться в своих героев и рассказывать, какие они прекрасные. Но бац, и из каждого прекрасного непременно вылезает что-нибудь совсем несимпатичное. Очень понимаю Шноля с его желанием разложить всех на две полки (книга Шноль С.Э. Герои злодеи российской науки), но нет ни героев, ни злодеев, одни только живые люди.

И этих живых людей ужасно много. Уже на самой первой биостанции, Соловецкой, проработавшей всего-то 13 лет, побывало около 50 человек. Теперь прикиньте, что творится, например, на Картеше, которому больше 70 лет, и на ББС МГУ, которой больше 80-ти. Даже если выбирать только самых значимых (а их выбор - отдельная трудноразрешимая задача), их всё равно остается слишком много, чтобы рассказать о каждом. Поэтому рассказывать приходится лишь о единицах из десятков и сотен, понимая, что попреки от коллег в неупоминании того и этого последуют непременно.

Но и это бы ладно, страшнее другое. Все эти люди поселяются внутри моей головы - вместе со своими характерами, лицами, судьбами, отношениями и научными трудами. Независимо от того, вошли они в книгу или нет. Они все там толкутся: странный профессор Н.П. Вагнер и бабка из Пояконды М.Н. Степанова; поспевший на половину биостанций К.М. Дерюгин и отсидевший на Соловках, а потом утопившийся в байкальской проруби А.А. Захваткин; ушедшая больше 10 лет назад Г.А. Соколова и ушедшая только что Л.П. Флячинская... и далее ещё десятки имен/лиц/голосов, всё это в одной моей голове, чувствую себя вполне готовым клиентом для дурдома.

Дорогих покойников в моей голове теснят вполне живые и бодрые помощники и консультанты, у каждого из которых тоже мильон обстоятельств. Один не может прислать нужные мне фотографии потому что спускает лавины в Хибинах, другой - потому что не может добраться до дачи через снежные заносы, третий сидит без электричества в Абхазии, четвертый месяц не отвечает на письма, с пятым мы мучительно выбираем время для беседы по скайпу, ибо он в Америке,... список людей и сложностей и тут огромен до безобразия.
Человек, который отвечает на письмо сразу и внятно и сразу присылает фотографии - персонаж Красной книги (категория "находящиеся под угрозой исчезновения") и предмет моей беззаветной любви.

Фотографии - отдельная песня. Для публикации в книге фотографии должны обладать, как минимум, двумя качествами: иметь высокое разрешение, пригодное для печати и иметь разрешение уже в другом смысле - от владельца на публикацию. Совершенно поразительное для меня явление - что с этими простейшими вещами не знаком практически никто, включая вполне солидных научных работников. То есть люди совершенно искренне не понимают, в чем проблема с фотографиями, указуя мне, к примеру, на что-то размером с почтовую марку, размещенное в ВК неизвестно кем. И с пониманием технических требований к печати фотографий, и с представлением об авторских правах на них у нас какой-то тотальный караул.

А вот ещё одна удивительная штука. Современные сотрудники биостанций - и даже любители и знатоки их истории - сплошь и рядом не могут ответить на вопросы, которые кажутся элементарными. Например, о судьбах людей, с которыми они работали. Был человек и сплыл. Вроде, помер. Когда помер? Как жил до того, как помер? Как попал на станцию? - Фиг знает. А ведь 20 лет вместе работали, ну как так-то?

Это, конечно, не весь плач Ярославны, но его основные тезисы. Появление которых вызвано вынужденной паузой в работе. Мне осталось дописать про четыре станции: СПбГУ и Казанского университета на Среднем, Лапутию (вместе с Нильмой) и Черную речку. Жду ответа из Казани (двух), жду ответа из Калининграда, жду ответа из Москвы, жду поездки в Питер - поговорить с очевидцами (да, специально поеду, а куда деваться?).

И с ужасом жду по окончании всего этого взаимодействия с издательством и его редактором, который ещё хз чего захочет. Но до этого ещё дожить надо.

=============================
*"Острова блаженных" - рабочее название книги про биостанции. Не знаю, останется ли, но другого пока не слышу/вижу.
tasha

Конец темноты и другие последние новости

Время от времени посматриваю опцию "Мои гости". После чего начинает терзать совесть перед людьми мне симпатичными, для которых опять ничего не написала, и одолевать любопытство к людям странным, вроде kandzapovedblog, которому, как понимаю, высочайшим повелением запрещено упоминать даже о факте моего существования, однако он с похвальной регулярностью что-то здесь ищет (ау, kandzapovedblog, умение писать и 40 лет работы в заповеднике не распространяются воздушно-капельным путем и не снисходят по указу начальства). Впрочем, все эти чувства задерживаются ненадолго - слишком много дел. Но иногда совесть (в отношении первой категории гостей) всё-таки заедает, и вот.

***
Расписание наших сегодняшних восхода-заката выглядит так: 12:11 - 13:25.
Тонко чувствующих натур эти цифры могут повергнуть в легкий обморок, поэтому стараюсь ими не злоупотреблять.
Но сегодня можно. С завтрашнего дня это бесчеловечное расписание начнет выправляться. Пока же наши самые солнечные
дни выглядели так.


15

16

17

Это когда солнце, то есть его хилые лучи, не было прикрыто облаками. По большей части - было. Тогда оставалось фотографировать травки и камушки.

44

25 26

30 37

50

Но до всего этого ноги и руки доходят редко. Потому что в марте я должна сдать в издательство книгу по истории северных биостанций. В которой будет 13 глав, а из них на сейчас написано только семь. Так что я обратно к станку...
tasha

Лошади Кузомени. Достопримечательность и/или проблема?

Текст Натальи Николаевны Спасской - зоолога, кандидата биологических наук, которая более 30 лет изучает диких и одичавших лошадей. Текст написан под впечатлением от встречи с жителями села Кузомень, состоявшейся 15 августа 2020 г. Небольшое участие в тексте (и встрече) приняла Александра Горяшко.

2
Н.Н. Спасская с лошадьми в Чаваньге. Август 2020. Фото: Андрей Летаров.
.
Лошади Терского берега хорошо известны и среди конников, и среди туристов, которые приезжают на Кольский полуостров полюбоваться на природу, порыбачить или поохотиться. Эти дикие – а точнее говоря, одичавшие – лошади живут около сёл Кузомень, Тетрино и Чаваньга. Более доступны, конечно, кузоменские. Сложная (и дорогая) дорога в Чаваньгу и Тетрино уменьшает поток приезжих на порядок. Основной туристический поток принимает на себя Кузомень.
Учёт туристов никто не ведёт, но из собственных встреч и наблюдений видно, что приоритеты интересов туристов выстраиваются так: на первом месте рыбалка, на втором – пустыня и лошади. Для тех, кто не интересуется рыбалкой, пустыня и лошади идут «в одном флаконе». Увидеть лошадей, сфотографировать их, сфотографироваться с ними. Что будет, если лошадей не будет? Не будет «вишенки на торте» — лошади безусловно придают своеобразие этому месту, без них пески выглядят пустыми и мёртвыми.

1
Туристы фотографируют лошадей в Кузомени. Фото: Александра Горяшко

Но вокруг кузоменских лошадей образовался целый клубок проблем. Туристы уезжают, увозя красивые фотографии, проблемы остаются. Я расскажу о своем видении этих проблем и возможных путях их решения, а заодно отвечу на некоторые вопросы, прозвучавшие на встрече с жителями села. Конечно за короткий визит всех нюансов я, возможно, не узнала, но общую картину, думаю, уловила.

Collapse )
tasha

Отчего люди не летают, как птицы? Оттого, что на самоизоляции отрастили неподъёмные ягодицы

А также потому, что на карантин закрыты государственные и межмуниципальные границы. А кто взлетает над планетой, не ведая преград? Чайки! Этим гидрокурам не страшны МВД, Роспотребнадзор и прокуратура, а поскольку гидрокурам закон не писан, гидрокуры свободно летят над нашей карантинной зоной куда им надобно.

Так начинается статья "Чайки-вездеходы" на сайте Блогер51, написанная на основе моих наблюдений за окольцованными чайками на кандалакшской свалке. За шесть... ой, уже семь лет жизни в Кандалакше это первый случай, когда мои материалы были использованы абсолютно корректно, их публикация полностью согласована со мной, а получившийся результат мне очень понравился. И что интересно - те, кто тащит материалы без спроса, в итоге делают удивительно бездарные публикации, да еще и перевирают по дороге факты. А Блогер51 (ака Александр Серебряников) сделал публикацию легкую и остроумную, и при этом ни одного факта не переврал. Отдельный респект за сделанные карты чаячьих перелетов (тыц по картинкам, чайки полетят).

ч1

ч2

ч3
tasha

"Если так поступает наше правительство, значит, это необходимо". Вера Рольник

Ниже привожу фрагмент из своей книги "Дикая птица и культурный человек", глава "Несвятые покровители". Подумалось, что в сегодняшних реалиях с ним будет полезно познакомиться.
Речь в этой части идёт о Вере Владимировне Рольник (1913-1981) - эмбриологе, авторе монографии «Биология эмбрионального развития птиц» (1968), к.б.н., научн. сотр. Института им. Лесгафта, с.н.с. Института эволюционной физиологии и биохимии. В 1939-40 гг. работала на Семи островах, изучая режим инкубации и становление терморегуляции у птенцов северных выводковых (гага) и полувыводковых (чайки, кайры) птиц. В 1941 г. работала на о. Лодейный (Кандалакшский заповедник).
Напомню, что пожертвования на издание книги по-прежнему собираются на карту СБ 639002419002954415 (Наталия Александровна Г.)

НЕСВЯТЫЕ ПОКРОВИТЕЛИ
фрагмент главы

ЦГАЛИ СПб. Ф.394. Оп.1. Д.48. Л.2 Фото ~1940_smДевятнадцатилетней студенткой первого курса Вера Рольник пережила кошмар, рассказать о котором она смогла только через тридцать лет. Такой же кошмар переживали тогда сотни тысяч советских людей, но говорить о нём было не принято.
«Не могу сказать, что я не слышала о так называемом «изъятии золотого запаса у населения» до того январского вечера 1933 года. Но хотя это касалось очень дорогого мне человека - моего отца, которого уже дважды держали по несколько дней в тюрьме в связи с этим, - я, занятая своими собственными проблемами, не задумывалась ни о причинах, ни о том, справедливо ли это дело само по себе. …В то время мы уже приучались не думать самостоятельно. Мол, если так поступает наше правительство, значит это необходимо, и только непосредственные исполнители иной раз переусердствуют при выполнении того или иного дела» (Рольник, 1963а).
В 1933 году отца Веры в третий раз арестовали, арестовали и её, в качестве заложницы, для давления на отца. Ни отец Веры, ни она сама не совершали никаких преступлений. Массовые аресты ни в чём не повинных людей были частью программы СССР по восстановлению золотого запаса страны, почти полностью уничтоженного за время революции и первых лет Советской власти. К концу 1920-х гг., когда СССР начал мощную кампанию по индустриализации , в стране не только не было средств на осуществление подобных грандиозных задач, но был ещё и огромный внешний долг, около 1,4 миллиардов золотых рублей. Чтобы пополнить бюджет страна активизировала золотодобычу, распродавала экспонаты музейных коллекций, церковные ценности, но всего этого оказалось недостаточно.
Первые постановления о «конфискации» и «изъятии» ценностей у населения появились ещё в 1920-е годы, к 1930-м все сколько-нибудь существенные ценности у состоятельных людей были отняты, а денег стране по-прежнему не хватало. Начались массовые изъятия ценностей у обычных людей. Арестами, шантажом и пытками их заставляли отдавать то немногое, что у них было. Обычные обручальные кольца, нательные крестики, серёжки стоили недорого, но в масштабах многомиллионной страны из этого складывались очень солидные суммы. В жернова этого кошмара попала и юная студентка биологического факультета.
Collapse )
tasha

Седьмой конкурс на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка

15 ноября заканчивается срок приема заявок на Седьмой конкурс на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка.

Почему о нем ничего не было слышно раньше, не вполне понятно, но сегодня я получила письмо от организаторов с просьбой помочь распространить информацию.

Конкурс проводится в трех номинациях:
• «Достижения в науке» – научная деятельность сотрудников особо охраняемых природных территорий (ООПТ);
• «Молодые ученые» – научная и природоохранная деятельность сотрудников ООПТ в возрасте до 34 лет включительно (на 2018 год);
• «Периодические издания» – освещение вопросов охраны природы и заповедного дела в газетах, журналах, бюллетенях ООПТ.


Лично я на этот раз пролетаю, будучи не молодой, не ученой и даже не периодической. А вас организаторы призывают: "Пожалуйста, участвуйте! Конкурс имеет смысл только в том случае, если он интересен тем, ради кого задумывался – заповедным территориям и заповедным людям. Без вашего внимания к конкурсу у него нет будущего. Поддержите заповедную науку и заповедное дело!"

Мои фото с Шестого конкурса Штильмарка для привлечения внимания. Вся информация о конкурсе - по ссылке http://oopt.info/index.php?page=244

Организаторы будут признательны за помощь в распространении информации среди заповедного народа.

4 7

13 14

10 17