Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

tasha

КНИГИ "ДИКАЯ ПТИЦА И КУЛЬТУРНЫЙ ЧЕЛОВЕК" и "ПИСЬМА ИЗ ЗАПОВЕДНИКА"

В 2020 г. у меня опубликованы сразу две книги. Для тех, кто всё пропустил (что нереально, учитывая, сколько я об этом говорила, но всё равно всегда находятся люди, которым удалось) коротко о главном: что за книги и как их купить.



Дикая птица и культурный человек. Гага обыкновенная и человек разумный: четырнадцать веков взаимоотношений. – Санкт-Петербург, 2020. – 496 с. : ил., карт. - ISBN 978-5-902643-49-4.
Книга существует в русской и в английской версии.
Стоимость русской версии - 1700 р., английской - 50 евро.

Collapse )

Письма из заповедника: 1940–1946 / авт.-сост. А. Горяшко, Л. Миронова; Под ред. М. Калякина, О. Максимовой; предисл. М. Калякина. СПб., 2020. 295 с.: ил. - ISBN 978–5–902643–50–0.
Стоимость 650 руб.
Collapse )

Тираж обеих книг находится:
- у автора (меня) в г. Кандалакша Мурманской обл.
- в Москве, в Зоомузее МГУ
- в С.-Петербурге, в библиотеке Зоологического института и на каф.генетики СПб Университета.

В другие города и страны высылаю книги почтой (почтовые расходы оплачивает покупатель).

Для приобретения обеих книг (независимо от города) необходимо предварительно связаться со мной. Это можно сделать через мессенджеры в соцсетях, но особенно я вас полюблю, если воспользуетесь почтой alexandragor4@yandex.ru
tasha

"Нам повезло". Рецензия на книгу, которой ещё нет

Мою книжку о биостанциях целиком пока прочли только три человека: я и два редактора. И вот один/одна из этих редакторов написал/а рецензию. Но, поскольку рецензия отсылает к тексту, который пока никто не читал, приведу из него кусочек. А потом уж и саму рецензию.

От автора
«В начале августа 1998 года я ехала в утренней электричке из города Кандалакша, стоящего на берегу Белого моря, в поселок Пояконда, стоящий на берегу того же моря. Ехала я в компании людей, которые были существенно меня старше и на северных морях работали намного дольше: Виталия Витальевича Бианки, ведущего научного сотрудника Кандалакшского заповедника, Александра Сергеевича Корякина, главы научного отдела того же заповедника и Евгения Александровича Нинбурга, создателя и руководителя старейшего в России детско-юношеского научного объединения, которое много десятилетий работает на Белом море. Ехали мы все на биологическую станцию МГУ, на научную конференцию, приуроченную к 60-летнему юбилею станции. Всех своих спутников я к тому моменту знала уже давно по совместной работе в заповеднике и, как любых давних знакомых, воспринимала отчасти как неотъемлемый элемент пейзажа. Утренняя электричка неожиданно изменила угол зрения. Получилось, что именно там – среди дачников с корзинами и рюкзаками, среди дорожных рабочих, везущих от полустанка до полустанка громыхающие железяки, – я впервые услышала разговоры старожилов Белого моря. Сто километров от Кандалакши до Пояконды электричка ползет почти три часа, разговоров было много. Мои спутники вспоминали предыдущие поездки на биостанцию и людей работающих там, говорили о других биостанциях и других временах. За окнами электрички мелькали безымянные полустанки, в разговоре мелькали имена и названия. И я вдруг поняла, что вот сейчас, в этой холодной электричке, неторопливо ползущей среди северной тайги, я слушаю рассказы об огромном мире, полном потрясающих историй и людей и совершенно неизвестном миру внешнему – о мире северных биологических станций. И там же я поняла ещё одну вещь – что весь этот мир хранится только в памяти людей и неизбежно уйдёт вместе с ними…».

А теперь, собственно, рецензия.

Нам повезло: Александра Горяшко написала новую книгу.

Понятие «везение» сопровождает эту книгу с момента её давнего – без малого четверть века – и почти случайного зарождения. Повезло, что в далёком 1998 году в электричке из Кандалакши в Пояконду ехали не только великие и незабвенные В.В. Бианки, А.С. Корякин и Е.А. Нинбург, но и вдумчивая и восприимчивая Саша Горяшко. Слушая дивные байки, которые весело травили ещё вполне живые классики северной биологии, она поняла, что ВСЁ ЭТО непременно следует сохранить.
Collapse )
tasha

Вдохновлённые Гагокнигой

Dan West создает скульптуры животных из материалов, найденных на морских берегах и островах. Эта гага с размахом крыльев более метра была задумана давно, но оставалась на заднем плане.


DSC00698 West

"Однако потом, - писала мне в начале июня его жена Кира, - пришла ваша книга, и не было покоя - он был так вдохновлен вашей работой, и теперь он завершает эту чудесную птицу. Этот проект теперь занимает большую часть его бодрствования".

Вчера получила окончательный рапорт: "Гага наконец добралась до нашей гостиной! Могучая внушительная утка! И все это благодаря тебе. Наш друг из Дании Нильс Роос сразу же прочитал вашу книгу от корки до корки, но мы смакуем ее медленно, с каждым разом узнавая все больше и больше. Какая необычная книга! Мы абсолютно счастливы, что она есть у нас, эта жемчужина в нашей коллекции".

DSC00728

Тут ловкий продавец должен сказать: "А вы уже купили Гагокнигу?". Но я неловкий продавец, поэтому просто напомню, что Гагокнига по-прежнему доступна живьем в Москве (Зоомузей МГУ), Питере (ЗИН РАН), Кандалакше (у автора), на ББС МГУ и в туристическом центре "Полярный Круг", в британском магазине NHBS, а также во всем остальном мире посредством почты (для чего надо написать автору/мне alexandragor4@yandex.ru).
tasha

"Острова блаженных" forever!

Растут и ширятся ряды сторонников названия "Острова блаженных" для книги о истории биостанций. Сегодня рассказали историю, после которой, я считаю, все аргументы против должны умолкнуть навсегда. Вот она:

"В Финляндии для биостанции университета на одном из островов архипелага Турку приспособили бывшую лечебницу для душевнобольных. Местные, видя взрослых людей с сачками, драгами и сетками, поначалу считали, что контингент не поменялся...".

Я, конечно, повизгивая от восторга, полезла искать информацию про эту биостанцию. И нашла.

Это Archipelago Research Institute - Исследовательский институт архипелага (utu.fi), является частью отдела биоразнообразия Университета Турку.  С 1964 г. работает на острове Сейли, расположенном в центре архипелага Турку, на территории бывшей психиатрической больницы. Институт участвует в междисциплинарных исследованиях Балтийского моря, уделяя особое внимание состоянию Архипелагового моря. Станция открыта для исследователей и посетителей круглый год.

сейли

Остров Сейли и бывшая псих.лечебница, ныне здание Archipelago Research Institute

сейли

Об острове Сейли, а особенно о псих.лечебнице на нем, информации полно. Особо любопытные могут проследовать, например, сюда "Остров прокаженных и душевнобольных – история Сейли ужасает">>

tasha

Про книжку "Письма из заповедника"

Сваяла сайтик. Там предисловие, примеры страниц, отзывы и прочее. Если вы раздумывали, покупать ли, теперь легче принять обоснованное решение. Если хотели порекомендовать другим, но ленились рассказывать, вот выход. А если душа горит, так хочется написать отзыв, не сдерживайтесь! Добавим на сайт с нашим удовольствием.


ппп
tasha

Морская биологическая станция ЛГУ, остров Средний

Выпускники биофака ЛГУ/СПбГУ, очень нужна ваша помощь!

Кто проходил практику после 1 курса на Среднем в 80-х и 90-х гг.? Очень нужны ваши фотографии и воспоминания об этой практике! Фотографии - жанровые, с людьми, работа и быт. Вот такого плана нужны фотки, как здесь - с живыми лицами, с деталями, чтобы интересно было смотреть не только своим.

2008_2м

НО ДАЖЕ БОЛЬШЕ ФОТОК НУЖНЫ ВОСПОМИНАНИЯ!
Любой длины, можно совсем короткие, главные впечатления о практике (лучше светлые, но можно любые). Об атмосфере, ярких событиях практики и её роли в вашей жизни.

Collapse )

Отсутствие фотографий и воспоминаний студентов 80-90-х - последнее, что не даёт мне закончить книжку по истории биостанций. Судьба книжки в ваших руках! Пишите сюда или на почту alexandragor4@yandex.ru

Фото из архива Андрея Опполитова и Ксении Шунькиной.
tasha

"Острова блаженных"* и их блаженный автор

Книгу "Как я писала Гагокнигу" я так и не написала и не надейтесь. Переходим к следующей серии - как я писала книгу по истории биостанций.

Для начала, было полным безумием в это ввязываться всё как обычно. То есть, возможно, кому-то и казалось, что книгу про это мне написать легко, потому что вот же есть уже "Литторины" и там всё есть. Эх, братцы. На "Литторинах" висят статьи, написанные 16-17 лет назад. Онегин, я тогда моложе и, как историк, определённо хуже качеством была. И много нового материала набралось за прошедшие годы. А много так и не набралось и его надо искать. И отдельные статьи на собственном сайте - совсем не то же самое, что цельная книга в чужом издательстве. Но кто, если не я, и когда, если не сейчас опять всё как обычно.

Уже в процессе работы я в какой-то момент осознала, что нахожусь в уникальном положении. Кроме собственных накопленных материалов, абсолютно по каждой из описуемых биостанций (а в книге их будет 14, прошлых и настоящих) у меня есть знакомые, к которым можно обратиться - либо непосредственно работающие/работавшие на на этих станциях, либо занимающиеся их историей. То есть не то, что мне надо искать этих людей и объяснять, кто я такая и какого рожна мне надо, а они все уже есть и мы давно знакомы. Наверное на сегодня другого человека с подобной системой связей просто не существует, так что и правда - кто, если не я.

То есть вообще-то всё это было неизбежно, но уж точно полным безумием было соглашаться на то, что книга будет готова через год. Точно зная, что минимум 2-3 месяца выпадут на полевую работу по гаге, обработку и публикацию её материалов, и точно не зная, что ещё месяц-два выпадут на паники, депрессии и прочие неудобства, вызванные перекройкой мира. ОК, сейчас я сдвинула срок сдачи книги с марта на май, хотя и в мае совсем не уверена.

Дальше про сюрпризы из серии "очевидное невероятное". По большому счету, все они были предсказуемы и если я не подумала о них заранее, то это свидетельствует только о моей глубокой умственной отсталости. С другой стороны, если бы я подумала о них заранее, то большой вопрос, взялась ли бы за книгу, так что да здравствует умственная осталость.

Писать про уже не существующие биостанции трудно - нет живых очевидцев, не у кого спросить. Писать про существующие биостанции трудно - живых очевидцев полно, но у каждого своя кочка зрения. Обижать никого не хочется, угодить всем невозможно.

Нет идеальных людей. Так тянет влюбляться в своих героев и рассказывать, какие они прекрасные. Но бац, и из каждого прекрасного непременно вылезает что-нибудь совсем несимпатичное. Очень понимаю Шноля с его желанием разложить всех на две полки (книга Шноль С.Э. Герои злодеи российской науки), но нет ни героев, ни злодеев, одни только живые люди.

И этих живых людей ужасно много. Уже на самой первой биостанции, Соловецкой, проработавшей всего-то 13 лет, побывало около 50 человек. Теперь прикиньте, что творится, например, на Картеше, которому больше 70 лет, и на ББС МГУ, которой больше 80-ти. Даже если выбирать только самых значимых (а их выбор - отдельная трудноразрешимая задача), их всё равно остается слишком много, чтобы рассказать о каждом. Поэтому рассказывать приходится лишь о единицах из десятков и сотен, понимая, что попреки от коллег в неупоминании того и этого последуют непременно.

Но и это бы ладно, страшнее другое. Все эти люди поселяются внутри моей головы - вместе со своими характерами, лицами, судьбами, отношениями и научными трудами. Независимо от того, вошли они в книгу или нет. Они все там толкутся: странный профессор Н.П. Вагнер и бабка из Пояконды М.Н. Степанова; поспевший на половину биостанций К.М. Дерюгин и отсидевший на Соловках, а потом утопившийся в байкальской проруби А.А. Захваткин; ушедшая больше 10 лет назад Г.А. Соколова и ушедшая только что Л.П. Флячинская... и далее ещё десятки имен/лиц/голосов, всё это в одной моей голове, чувствую себя вполне готовым клиентом для дурдома.

Дорогих покойников в моей голове теснят вполне живые и бодрые помощники и консультанты, у каждого из которых тоже мильон обстоятельств. Один не может прислать нужные мне фотографии потому что спускает лавины в Хибинах, другой - потому что не может добраться до дачи через снежные заносы, третий сидит без электричества в Абхазии, четвертый месяц не отвечает на письма, с пятым мы мучительно выбираем время для беседы по скайпу, ибо он в Америке,... список людей и сложностей и тут огромен до безобразия.
Человек, который отвечает на письмо сразу и внятно и сразу присылает фотографии - персонаж Красной книги (категория "находящиеся под угрозой исчезновения") и предмет моей беззаветной любви.

Фотографии - отдельная песня. Для публикации в книге фотографии должны обладать, как минимум, двумя качествами: иметь высокое разрешение, пригодное для печати и иметь разрешение уже в другом смысле - от владельца на публикацию. Совершенно поразительное для меня явление - что с этими простейшими вещами не знаком практически никто, включая вполне солидных научных работников. То есть люди совершенно искренне не понимают, в чем проблема с фотографиями, указуя мне, к примеру, на что-то размером с почтовую марку, размещенное в ВК неизвестно кем. И с пониманием технических требований к печати фотографий, и с представлением об авторских правах на них у нас какой-то тотальный караул.

А вот ещё одна удивительная штука. Современные сотрудники биостанций - и даже любители и знатоки их истории - сплошь и рядом не могут ответить на вопросы, которые кажутся элементарными. Например, о судьбах людей, с которыми они работали. Был человек и сплыл. Вроде, помер. Когда помер? Как жил до того, как помер? Как попал на станцию? - Фиг знает. А ведь 20 лет вместе работали, ну как так-то?

Это, конечно, не весь плач Ярославны, но его основные тезисы. Появление которых вызвано вынужденной паузой в работе. Мне осталось дописать про четыре станции: СПбГУ и Казанского университета на Среднем, Лапутию (вместе с Нильмой) и Черную речку. Жду ответа из Казани (двух), жду ответа из Калининграда, жду ответа из Москвы, жду поездки в Питер - поговорить с очевидцами (да, специально поеду, а куда деваться?).

И с ужасом жду по окончании всего этого взаимодействия с издательством и его редактором, который ещё хз чего захочет. Но до этого ещё дожить надо.

=============================
*"Острова блаженных" - рабочее название книги про биостанции. Не знаю, останется ли, но другого пока не слышу/вижу.
tasha

2020-й, освежим память

Без подготовки, сходу, в качестве итогов года я назвала бы только выход двух книг и просранную поездку в Исландию, но вовремя сообразила заглянуть в фотографии. Фотографии, шоб вы знали, это не только красивые картинки, но и подмога в борьбе со склерозом. Из них я с интересом узнала, что год выдался насыщенным не только выходом книг.

Январь
В январе была красивая зима и приезжал в гости любимый сын

2
Collapse )
tasha

Презентация Гагокниги онлайн 4 декабря в 19 ч

Для тех, кто не смог принять участие в наших уютных посиделках в Питере и Москве.

4 декабря, в пятницу, в 19:00 презентация состоится онлайн на платформе культурно-просветительского центра АРХЭ. Вход свободный, т.е. бесплатный.

Онлайн-лекция «Удивительное путешествие человечества с обыкновенной гагой в пространстве и времени»>>

АРХЭ_1

Расскажу чем необыкновенна обыкновенная гага и почему её отношения с людьми оказались столь давними. Откуда берётся знаменитый гагачий пух и что такое гагачья ферма. Вы узнаете о пятилетней истории создания книги, которая сопровождалась множеством удивительных встреч и открытий. О том, почему работа над книгой превратилась в серию детективных расследований и как из рассказа про один-единственный вид птиц может вырасти грандиозная захватывающая сага о природе, культуре и истории нескольких стран. Отвечу на все вопросы.

Вот пух не смогу дать потрогать, это, конечно, минус онлайн-презентации. И выпить с вами после неё не смогу. В остальном сплошные плюсы.
tasha

Презентации "Гагокниги" и "Писем из заповедника" в Петербурге и Москве

Для всех, кто хотел, но не дошел, кто всё пропустил, и себе на память.

40
.
Коротко говоря, это было прекрасно во всех отношениях. Если верить отзывам пришедших - а у меня нет оснований им не верить - рассказывала про книжки я интересно, и мне остается только радоваться, что это так, потому что сама не могу оценить интересность собственного рассказа о собственных книжках. Хотя меня не оставляло чувство, что не менее трети успеха презентаций связаны с тем, что они проходили в реале, а не в онлайне. Люди стосковались по нормальному живому общению, по возможности видеть других живых людей, а не квадратики на мониторе. И я стосковалась по всему этому не меньше, а может и больше слушателей: хотя в моей нынешней провинциальной жизни и меньше запретов на общение, но и общаться, собственно, не с кем.

1
Перед началом московской презентации с директором Зоомузея МГУ Михаилом Калякиным

27
После московской презентации с одним из редакторов Гагокниги Евгением Кобликом.

Но - по порядку.

10 ноября 2020 г., С.-Петербург.
Заседание Орнитологического общества СПбОЕ, Зоологический институт РАН.

Collapse )

12 ноября 2020 г., Москва
Зоологический музей МГУ


Collapse )