Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Невероятная Галина

Про эту женщину я узнала случайно, "по касательной". Она была двоюродной сестрой Наталии Владимировны Мироновой - первого научного сотрудника Кандалакшского заповедника. Имя "Галя" упоминается в письмах Н.В. из заповедника, а потому её дочь Людмила, расшифровывающая для меня эти письма, дала некоторые сопроводительные пояснения. Эти пояснения оказались такими, что я попросила разрешения опубликовать историю жизни Гали.

Галя Одинцова (Галина Васильевна Дьяченко) родилась 13 апреля 1917 г. и скончалась 4 января 2018 г., прожив более 100 лет.

2014 Галя_1
Галина Дьяченко в 2014 и в 1940 г.

Рассказывает Людмила Николаевна Миронова:

Галя была свидетельницей Кронштадтского мятежа, который случился в марте 1921 г. Ей было 4 года, и как раз в эти дни должна была появиться на свет ее младшая сестра. Дело происходило в больнице Сестрорецка, где, под присмотром медсестры, находилась и Галя, поскольку дома ее не с кем было оставить. Рядом с больницей находилась артиллерийская батарея, откуда стреляли по Кронштадту, а из Кронштадта в ответ стреляли по этой батарее, но иногда попадали по больнице. Она помнит, как врач с остервенением крутил ручку телефонного аппарата и кричал, чтобы с батареи прекратили стрелять по Кронштадту, потому что они вызывают огонь на больницу.
Правда, в тот момент снарядов у восставших уже не было, поэтому они стреляли болванками, которые проламывали стены, оставляя в них дыры, но не взрывались. Когда Галя, увидев один из таких проломов, поинтересовалась у опекавшей ее медсестры, что это за огромная дыра, та ей ответила
- А это твоя сестричка на ядре прилетела!
Память у нее была потрясающая до самых последних дней…

В 1940 году Галя окончила биофак Ленинградского университета, кафедру зоологии позвоночных. А 23 июля 1941 года у неё родился сын.

Всю первую блокадную зиму они будут в Ленинграде, причем молоко у нее пропадет еще осенью, сразу же, как начнется голод. Мальчик выживет благодаря тому, что подруга нашей семьи, Екатерина Петровна Валуева, по профессии акушерка, в блокаду работала в единственном в городе родильном доме. Там для младенцев было какое-то питание, что-то вроде суррогатного молока. Сына Гали удалось прикрепить к этому роддому. Но он располагался на 14-й линии Васильевского острова, а они жили на Петроградской стороне, недалеко от того места, где стоит «Аврора». Расстояние для дистрофика непреодолимое, тем более зимой, когда город утопал в снегу. И вот Екатерина Петровна, которая была покрепче физически, да и характером тоже, что естественно для акушерки, всю зиму носила это детское питание для сына Гали. А в марте 42-го она же помогла им выехать в эвакуацию, сами они уже были не в состоянии что-либо предпринять.

1
Рассказ Галины Дьяченко о жизни в блокаду на сайте http://blockade-voices.ru>>


С эвакуацией отдельная история. Их вывезли по льду Ладожского озера, которое в это время уже вскрывалось. Галю посадили с ребенком на руках в кабину, поэтому она видела, как предыдущая машина в их колонне провалилась в полынью и ушла на дно. Они все же доехали до противоположного берега, где их погрузили в теплушки. В этих теплушках они ехали с марта до июня.

Сначала их везли в Среднюю Азию, но в итоге привезли почему-то на Северный Кавказ, где и выгрузили. Они оказались в Тебердинском заповеднике, где 3 года назад, в 39-м, Галя и мама были на практике. В том же доме, принадлежащем заповеднику!
Ужас был в том, что в августе 42-го туда пришли немцы. Когда наши войска отступили, то накануне прихода немцев сотрудники заповедника ночью собирались уходить оттуда через Клухорский перевал. У них были лошади и какие-то повозки. Галя с семейством (их было четверо, кроме нее с годовалым сыном, ее пожилая мама и младшая сестра) просили, чтобы им просто разрешили пойти с ними. Им пообещали, что стукнут ночью в окно, когда пойдут мимо. Они всю ночь прождали, но напрасно, а утром пришли немцы. Потом стало известно, что тех, кто ушел, в горах ограбили и убили карачаевцы.

В итоге получилось, что примерно полгода, до середины января они были в оккупации.
Тетя Галя много рассказывала о том, что там творили и немцы, и местные – карачаевцы. Про это много информации в Интернете. Самое ужасное, как расправились с детьми, больными костным туберкулезом, которые находились в тамошних санаториях. Всему этому они были свидетелями.

Как они выжили – загадка. Из дома их, конечно, немцы сразу выгнали, и они жили в каком-то сарайчике. Однако среди немцев нашлись такие, кто их подкармливал. Приходили к ним тайком, приносили какую-то еду. Пытались как-то оправдаться, благо наши немецкий знали. А какой-то мерзкий тип, повар, проходя мимо, бросал им куски хлеба как собакам.
В общем, они остались живы. Правда, Галин сын только в 3 года начал ходить, да и всю жизнь со здоровьем у него были проблемы.

Когда они вернулись в Ленинград, что тоже было непросто, то оказалось, что квартиру они потеряли, вещи, которые там оставались, растащены. Если нет площади, то автоматически терялась и прописка, а без прописки нельзя было устроиться на работу. Жили у нас, на Герцена, фактически нелегально, перебиваясь случайными заработками.

Их возвращение к нормальной жизни осложнялось тем, что Северный Кавказ, куда они были эвакуированы, был почти сразу оккупирован немцами. Факт проживания на оккупированной территории в то время был «черной меткой», которая еще много лет после войны влияла на гражданские права людей. Галя, как и мама, закончила кафедру зоологии позвоночных, но работать даже экскурсоводом в Зоологическом музее ей было нельзя. Ее было оформили временно, очевидно по недосмотру отдела кадров, но через день, в ужасе от содеянного, уволили.

Муж Гали, неоднократно упоминаемый в письмах Кен, в самом начале войны попал в плен, а после войны, понятное дело, в лагерь. После того как его освободили в 55-м и реабилитировали, они оба устроились на биостанцию в Сайнаволоке, поскольку жилья-то в Ленинграде так и не было. Там были какие-то лаборатории Ин-та биологии Карельского филиала АН СССР. Они и жили там, и работали в соседнем здании на берегу Онежского озера. Потом работала в Борке, лаборантом в Институте биологии внутренних вод РАН.

Квартиру в Ленинграде они получили только в 61-м году. Только к этому времени Кен был совсем плох, от всего пережитого у него развилась шизофрения...

В 60-70-е, до ухода на пенсию, Галина работала в ЗИНе, лаборантом в отделе паразитологии. Диссертацию не защитила, отчасти из-за житейских обстоятельств, отчасти из-за того, что была всю жизнь «легкомысленной», о карьере никогда не заботилась, много чем увлекалась.

В последние годы, когда мы еще жили в Петербурге, мы иногда приглашали ее с собой в театр, обычно в Мариинку. Проблема была в том, что у нее почти всегда на этот вечер уже было запланировано какое-то мероприятие, другой театр, какой-то концерт. Конечно, ради похода в Мариинку она от всего отказывалась, но охов и ахов всегда было много.

Окончила компьютерные курсы, пользовалась скайпом, вот ее аккаунт в ВК https://vk.com/id176392821

Самое главное, что после всех событий своей жизни, она была удивительной оптимисткой. Хотя денег у нее никогда не было, она ухитрилась объездить всю страну, вплоть до Камчатки.

В 90 лет она оформила впервые в жизни загранпаспорт и съездила несколько раз в Финляндию и в Швецию.

2013_1
В зарубежной поездке, 2013 г.

У нее была мечта поехать в Париж, и она отрабатывала план ехать туда на автобусе, т.к. на самолете боялась лететь из-за давления. Это тоже в районе 97 лет ей было. Все же мы ее отговорили.

баба Галя 3_1
На фото она в свой 97-й день рождения с моей внучкой, которой около 7 лет на тот момент. Разница у девочек в 90 лет…

Ее сын умер в 2006, у него были проблемы с сердцем. У невестки в 2007 был тяжелый инсульт, после которого она восстановилась лишь частично, с постели так и не встала.  В таком состоянии она была 8 лет, умерла осенью 2015.  Все это время тетя Галя за ней ухаживала и никогда не жаловалась!

Дни рождения ей всегда приходилось отмечать 3 дня, гостей было столько, что в квартиру не вмещались. Последний ее день рождения – 100 лет – мы отмечали в апреле 2017, а год назад, в январе 2018, она умерла. Мы были у нее за несколько дней до этого. Такая вот жизнь.

2013
На даче, 2013 г.
Tags: Питер, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments