Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

"Александра, вы со своей историей..."

В 2001 году я приперлась в заповедник с видеокамерой. Выданной родственниками, чтобы снимать двухлетнего тогда сынка. Сынок-сынком, но камеру я потащила и на острова, и сняла кусочек нашей работы: кольцевание птенцов гаги и белой куропатки. Там в процессе шеф меня попрекает, что вместо своих прямых обязанностей, ведения записей в полевом дневнике, занимаюсь черти чем. Я отделываюсь дежурным "сохранением истории". Оказалось, что и правда сохранением истории...



UPD. Трезвомыслящие коллеги указали на необходимость дать пояснения к видеосюжету. Во избежание того, что человек непонимающий, наблюдая процедуру определения пола у птенцов, воспримет её так, что птенца зачем-то пытаются вывернуть наизнанку и думать:
1) "Им же страшно".
2) "Им же больно".
3) "Будет шок и психотравма".
3) "Живым птенцом сапоги протирать!!!"

Поясняю.

Внешне самцов и самок среди птенцов не различить. Но отличие есть, и оно такое же, как у людей - у самцов имеется пенис. Только он совсем крохотный и упрятан внутрь. Чтобы обнаружить пенис, или его отсутствие, надо положить птенца на спинку и, аккуратно раздвинув пух, заглянуть ему в клоаку. (Точно таким же способом определяется пол птенцов на птицефермах). Занимаются определением пола только люди опытные, которые умеют обращаться с птицей крайне аккуратно, ничего ей не повредив. "Ужасная" сцена протирания сапог живым птенцом имеет простое объяснение: клоака, в которую нужно заглянуть, бывает - простите за правду жизни - в говне. За которым ничего увидеть невозможно. Вот это самое говно человек в кино и вытирает об свой сапог - тоже, естественно, предельно аккуратно.

Наконец,относительно работы с птицами в целом, процитирую свою же статью, ибо заново писать лениво.
Иногда от людей, впервые узнавших о процедуре учетов, приходится слышать: «Зачем вы мучаете птичек?!». «Мучений» для птичек тут никаких нет, только очень кратковременное беспокойство. Все описанные процедуры с одним гагачьим гнездом занимают не более трех-пяти минут. И проделывается все это с гнездом только один раз в год, во время учетов. Широко распространенное мнение о том, что яйца и птенцов нельзя брать в руки, потому что они «будут пахнуть человеком» и самка их бросит, - не более, чем устоявшееся заблуждение. Только в Кандалакшском заповеднике ежегодно кольцуют около тысячи птенцов разных видов (из них около 200 птенцов гаги), измеряют яйца в сотнях гнезд. Если бы самки после этого действительно бросали свое потомство, то за 85 лет существования заповедник уже погубил бы всех птиц. В реальности же картина прямо противоположная: около 90% всех гаг Кандалакшского залива гнездятся именно на территории заповедника. Постоянная охрана, которая им здесь обеспечена, оказывается гораздо важнее для птиц, чем пятиминутное беспокойство. При отлове взрослых самок иногда попадаются и те, что были окольцованы на этих островах еще птенцами. Они не только выжили, но и вернулись в то же место, чтобы вывести здесь своих детей.
Что действительно опасно для птиц, это не кратковременная процедура кольцевания, а частое и долговременное беспокойство. Ведь в это время родители вынуждены покидать гнезда, и яйца или птенцы становятся беззащитны перед пернатыми и наземными хищниками, перед холодом и жарой. Поэтому, как бы ни хотелось во время учетов подольше полюбоваться прекрасными пейзажами или понаблюдать за очаровательными птенчиками, делать это непозволительно. Все процедуры проводятся максимально быстро, а на каждом из островов заповедника научные сотрудники бывают только один раз в год, во время учетов. Всё остальное время заповедные острова принадлежат только птицам.

Tags: гага, заповедник, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments