Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Categories:

Как начиналась гагокнига

ЖЖ не заточен под длинные архаичные заголовки. На самом деле пост следует назвать: "О юннатском детстве в 1980-х и о том, откуда растут ноги у гагачьей темы". Таким образом, он отчасти продолжает предыдущую тему о нынешнем гноблении юннатов посредством обязательного комфорта и отвечает - тоже отчасти - на вопрос, как я дошла до жизни такой, что повредилась умом на почве гаги.

Перед вами два рисунка, сделанные в 1989 году. Автор первого рисунка - я, и какую глубокую мысль я в него пыталась вложить, убей, не помню. Но изображен на рисунке мой шеф, друг и гагачий учитель Александр Сергеевич Корякин (АСК). Второй рисунок, являющийся усовершенствованной версией первого, как раз дело рук АСК. С подписью "хоть гага чуть на себя похожа".

1 - 0001   2

Рисунки эти довольно удачно отражают и тематику наших занятий, и стиль наших отношений, начавшихся в 1980 году, на острове Великий, в Кандалакшском заповеднике. АСК на тот момент был молодым научным сотрудником, только начинавшем работу в заповеднике, я - школьницей, побывавшей всего в одной экспедиции, но страстно рвущейся к продолжению.

(Примечание, существенное в рамках объявленной темы. В школьные годы АСК побывал юннатом у того самого Е.А. Нинбурга, с его экспедицией в 1970 г. впервые работал в Кандалакшском заповеднике).

Поскольку в те благословенные времена еще никто не придумал для юннатов ни ГОСТов, ни САНПИНов, - и подозрения в педофилии тоже еще не вошли в моду, - между 26-летним АСК и 15-летней мной без помех установились дружба и сотрудничество.


3

"Здравствуй, Санька! - писал мне АСК после моего первого сезона в заповеднике. - Какие у вас /мы были с подругой/ планы на следующий год? Буду рад, если появитесь летом. Сейчас уже знаете побольше, будет легче работать. Я серьезно предлагаю няньчиться с гагачатами, кроме всего прочего. Если ты серьезно собираешься заняться этологией, то это будет хорошая практика. Основная цель - описание (возможно подробное) онтогенеза поведения птенцов гаги, и, естественно, связь с экологией... Лучшее время (для работы) в поле июнь-август. Оплатить расходы не смогу, так что единственное, что вы получите - это полевую работу, новые впечатления и, надеюсь, знания и опыт".

За письмом следует постскриптум, размером равный самому письму. Не уверена, что в 15 лет я поняла из него хоть слово, но точно знаю, что написан он был не зря ("Разъяснять ребенку ничего не нужно, ребенка нужно — заклясть. И чем темнее слова заклятия — тем глубже они в ребенка врастают, тем непреложнее в нем действуют". Марина Цветаева).

"Главное условие биометрической обработки - репрезентативность выборки (т.е. выборка должна быть достаточно представительной по числу и разнообразию объектов из исследуемой совокупности), а второе - сама исследуемая совокупность должна быть биологически правильно определена ... Итог - те данные, которые получены по развитию птенцов в этом году, не поддаются той биометрической обработке, которую вам могут объяснить. Я обрабатывал эти материалы с большими методическими трудностями и удалось построить графики развития по отдельным параметрам... В общем, то, что ты собралась сделать /не помню, чтобы я тогда вообще хоть что-то собиралась делать!/, будет тебе по плечу разве что после университета. Летом можно будет все это обсудить подробней, и можешь набрать столько подходящих для статистической обработки материалов, что тебе хватит на две зимы вперед".

Боюсь, что, как и многие другие люди, АСК был обманут моим "умным видом". Никаких подходящих для статистической обработки материалов я, конечно, не собирала, но в заповедник поехала, на все лето, под его руководство, по частной договоренности. Без единого разрешения и справки, снабженная только инструкциями.

"Приезжай прямо в Пояконду. Дом знаешь. Ключ от наружной двери на сарае, со стороны моря.... Ключ от внутренней двери в коридоре. Там вверх по стене, в углу, идет крепежная доска. Между ней и срудом, на третьем снизу бревне, лежит ключ. Располагайся в доме и жди... До приезда обязательно (за неделю, а лучше еще раньше) дай телеграмму в Пояконду о дате приезда и поезде, которым прибудешь. Осторожней с датой, не забывай, что смена дат происходит в 24.00, а не в 6 утра. Такие преценденты уже бывали с другими, а у меня время гробилось, поэтому особо предупреждаю. Дай еще телеграмму такую же в Кандалакшу (Кандалакша, Речная 18, на Великий рацией для Корякина). Надеюсь, что удастся подхватить тебя прямо с поезда, но не могу точно гарантировать, поэтому и расписываю. Надеюсь, если придется несколько дней пожить в Пояконде - не обидишься...
В этом году твердо намерен взять птенцов, имей в виду. Необходимо взять с собой по крайней мере сапоги (лучше болотники), м.б. у тебя есть бинокль, то тоже захвати...
Ухожу сегодня на остров до конца мая, но если вдруг будут вопросы, то пиши, м.б. с какой-нибудь оказией закинут письмо на остров"
(29.04.1981).

4

1
На Ленинградском вокзале, у мурманского поезда. Подруги провожают меня в заповедник.

У нас на Великом сложилась тогда отличная тусовка из студентов, научного сотрудника в лице АСК и юннатов в лице меня. Разброс по возрасту составлял 10 лет и внешне мы мало отличались друг от друга.

00326_1 2
АСК и я со студентами в лодке.

00715
Я (задом) и один из студентов - Шурик, Александр Кондратьев, ныне к.б.н. и редактор гагокниги.

К сожалению, фотографий тех времен осталось очень мало и качества они фигового. Поэтому достойно не запечатлены ни люди, ни гагачата, которых мы таки, в полном соответствии с планами АСК, выращивали, что было отдельной эпопеей.
1 - 0004
Гагачата образца 1981 года во время выгула на литорали под моим присмотром. Кандалакшский заповедник, остров Великий.

Выращивание гагачат было адовой работой, и во многом потому, что мы очень мало знали о том, как это делать. А знали мы мало по собственной глупости. Уже сейчас, работая над книгой, я обнаружила в библиотеке заповедника множество подробнейших инструкций по выращиванию гагачат, наши предшественники занимались этим в заповеднике начиная с 1940-х годов. Трудно поверить, что АСК, очень тщательно относившейся к работе, с этими документами предварительно не познакомился, но впечатление у меня осталось именно такое, а уточнить уже не у кого.

Мои воспоминания о жизни с гагачатами на Великом состоят из двух больших кусков (из них же в основном состояла и моя тамошняя жизнь). Первый - непрерывное, до звона в ушах и черноты в глазах, собирание на литорали гамарусов, которых немедленно сжирают прожорливые гагачата и хотят еще. Второй - непрерывное "гагага", которое я издаю, чтобы гагачата чувствовали себя спокойно. Как только я перестаю издавать "гагага", птенцы начинают панически метаться и орать: "Где ты, мамо?!" Свидетели утверждали, что я говорила "гагага" во сне. Свидетелям виднее. А я помню, как после очередной неудавшейся попытки заснуть ("гагага" выключается, птенцы орут) не выдержала, схватила всю пищащую ораву и засунула к себе в спальник. Такой методический прием с АСК предварительно не обсуждался, но птенцы сразу заткнулись и мне удалось наконец поспать.

А теперь о быте без гостов и санпинов.

00315

00322

Жили мы все в этом доме, половина его принадлежала леснику, вторая нам. Студенты - мальчишки на чердаке.

00316

Летняя кухня. Здесь мы готовили и сушили замерзших после купания гагачат. В духовке дровяной печки. Надо специально оговаривать, что электричества на острове не было? Никакого, и генератора тоже. Были печки и были керосиновые лампы. Между делом мы научились управляться с керосинками, пилить и колоть дрова. Никто не переживал за нашу драгоценную безопасность и - о чудо! - ничего с нами не случилось.
Я даже больше скажу. С нами ничего не случилось, хотя никто не отслеживал высоту наших кроватей, толщину матрасов, а также соотношение жиров, белков и углеводов в нашем меню.

Из письма АСК, 1981 год.
"Из продуктов здесь есть сахар, хлеб, крупы. Мясных консервов, сухого молока, масла и пр. - нет.... В общем, по сравнению с прошлым годом в магазинах ничего не прибавилось, только исчезло масло, а мясом даже не пахло. Не вези никаких пачечных супов, с прошлого года целый ящик остался. В общем, смотри сама, что тебе больше по вкусу, но не забывай о консервах мясных. В этом году мне выдали в заповеднике весьма мало. Наверное, в этом году придется тушенку на банки считать. Но сама понимаешь, с голоду умирать никто не собирается".

И правда, с голоду мы не помирали. Привозили с собой из Москвы и Питера крупы и консервы, хотя сколько там на себе увезешь, ехали-то на все лето... С утра обычно варили манку на сухом молоке. Манку я ненавижу, но если закусывать каждую ложку соленым хлебом, то удавалось ее в себя впихнуть. За хлебом ездили (морем) раз в 7-10 дней в магазин в Пояконду. Если был шторм, не ездили. На этот случай в кладовке у лесника был запас совершенно окаменевших буханок, при необходимости их рубили топором. Тушенку обычно пускали только в суп, так было экономнее, одну банку можно было разбодяжить на огромную кастрюлю, хотя бы запах был. В качестве второго весьма спасали серые макароны из магазина в Пояконде. Еще в те времена в заповеднике полагалось отстреливать хищников. В порядке планового отстрела замочили подросший выводок серой вороны. До сих пор помню, какое нежное было мясо, чистый цепленок, только серого цвета. А однажды, в августе, был великий праздник - леснику родственники привезли из деревни половину барана. Баран был слегка подтухший, пованивал, и мы его неделю вымачивали в бочке с марганцовкой (которую еще не додумались запретить). Запах удалось отбить, баран был прекрасен! Ну, конечно, грибы-ягоды. Ягоды не надоедали, а вот к грибам нежные чувства на второй месяц как-то исчезали. Самым чудесным лакомством был репчатый лук, обжаренный до хрустящего золотистого состояния. Но это лакомство мы позволяли себе редко - и лук, и масло надо было экономить...

Отсутствие комфорта не то, что не отпугнуло, я о нем вообще как-то не задумывалась, слишком интересно было все остальное - работа, люди. Поездки в заповедник стали ежегодными, между делом я поступила в университет, гагачьи работы АСК и мое участие в них продолжались.
Следующее письмо АСК от 21 апреля 1984 года покажу почти целиком.






Вот опять не помню, я ли достала ему бумагу или кто другой, но диссертация была успешно напечатана и в 1986 году защищена:
Корякин А.С. 1986. К биологии обыкновенной гаги в Кандалакшском заливе Белого моря (особенности воспроизводства и антропогенное влияние на выживаемость потомства).

А еще через три года, в 1989-м, я защитила дипломную работу

диплом

Посвятив её понятно кому

диплом_1

И мы продолжали работать в заповеднике. АСК постоянно, я - приезжая на лето.

10
11

Наш последний с АСК полевой сезон был летом 2013 года. 19 января 2014 года АСК скоропостижно скончался.
Работать над гагокнигой я начала в следующем, 2015 году. Ужасно не хватает его знаний, его критики, возможности обсудить и поделиться. Ему было бы интересно все то, что я накопала.

1 (2)

Tags: гага, заповедник, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments