Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Categories:

"Феерическая старуха" Мария Николаевна Степанова

Когда много копаешься в истории, периодически испытываешь бесполезные, но острые приступы сожаления, что не родился раньше, чем в реальности. Там, в прошлом, встречаются люди, с которыми ужасно хочется познакомиться. Или хоть рядом побыть, хоть одним глазком взглянуть. Особенно обидно, когда видишь, что с кем-то из таких людей разминулся совсем не намного. Вот чуть-чуть бы пораньше, и встретились...

Степанова М.Н. 1968. Архив КГЗ
Мария Николаевна Степанова жила в Пояконде, и умерла там же, в 1971 году. А я в первый раз приехала в Пояконду в 1980-м. Умерла бы она чуть позже, приехала бы я чуть раньше...

Но я дожила до прошлого, 2017 года, понятия не имея, что был такой человек, пока меня не привела к этому человеку - вы будете смеяться - гага. Причем тут гага сейчас рассказывать не буду, про это будет в книжке. Сейчас про Марию Николаевну.

Мария Николаевна Степанова была простая деревенская старуха. (Если определение "простая деревенская старуха" вообще имеет смысл, в чем я сомневаюсь). Примерно 20 последних лет своей жизни простая деревенская старуха Мария Николаевна общалась сплошь с учеными-биологами. Через её дом в Пояконде этих ученых прошли многие десятки, и вряд ли среди них остался хоть один человек, который её надолго не запомнил. И некоторые из этих людей написали о ней воспоминания, за что им огромное спасибо.

Я знакомилась с этими воспоминаниями постепенно: один рассказ, второй... Потом я уже стала их искать, искать фотографиии. Не так просто оказалось всё это найти, все же со смерти Марии Николаевны прошло уже почти 50 лет. Но в результате набралось довольно много, и я выложила все это на "Литторинах", ведь Мария Николаевна совершенно несомненная и большая часть истории беломорских биостанций.

...Бабка была нашим странноприимным домом, феерическая старуха. Очень живая, нелицемерная, бабка, если что, влепляла тут же. У нее была одна дочь, жила неподалеку, и более десятка внуков. Бабка с ними не особенно зналась - весь интерес ее жизни был в нас.
Весной сидела у окна и ждала, кто первый явится с ночного поезда. Первым делом материла за неурочный визит, хотя видно было, что довольна. Потом рассказывала зимние новости. Помню один сезон, когда наиболее достойной внимания новостью оказалось посещение ею гинекологического кабинета. Все приезжающие информировалась в подробностях, невзирая на чины и звания.
Пила и курила. Любила выпить с теми, кто ей был симпатичен, но не отказывалась и от других собутыльников. О водке убежденно говорила, что не скоромная, греха нет.
Как-то я приехала на Троицу. Бабка послала меня за четвертинкой и обругала за жадность, когда я заказ выполнила без отклонений. Пришлось бежать еще...
...Числилась она по биостанции матросом и ее обязанностью (это ее не обременяло а, скорее, доставляло удовольствие) было – встречать и провожать всех посетителей биостанции. В ожидании транспорта пили чай у нее за столом, слушали ее выразительную речь, щедро сдобренную непечатными выражениями – они настолько естественно вплетались в ткань повествования, что не вызывали протеста...
С высокими гостями обращалась вполне демократично - когда В.А. Броцкая посетовала на отсутствие туалета и изобилие комаров, М.Н. сказала: «У тебя ж…. толстая, не прокусят!». А про Зенкевича с его молодой супругой сказала такое, что и повторить невозможно.

Tags: Белое море, биостанции, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments