Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Category:

Пришла пора рассказать про медведей

Однажды давным-давно, году в 1970, в Кандалакшском заповеднике жили медведи. Нет, медведи, конечно, живут и сейчас, и в заповеднике, и рядом. Но это дикие медведи, а то были, условно говоря, домашние. Медведей было двое, Машка и Мишка, и жили они в вольере рядом со старой конторой заповедника. Именно в связи с этой вольерой медведей теперь только и вспоминают - дескать, она была пристроена к старому зданию церкви (на тот момент переданому заповеднику) со стороны (или на месте?) алтаря. Почему-то в таком расположении медвежьей вольеры усматривается особое глумление над чувствами верующих.

Мишка или Машка, 1970_1

Это портрет то ли Мишки, то ли Машки, 1970 год, фото Геннадия Александрова. А фотографии богохульной вольеры не сохранилось.

Медведей помнят многие кандалакшские старожилы, а вот документальных свидетельств о них практически не осталось. До недавнего времени мне было известно только одно, в статье А. Аграновского, написанной в 1970 же году, когда журналист приезжал в Кандалакшу и писал о заповеднике. Медведи не были главной темой статьи, и был журналист в Кандалакше недолго, поэтому история у него описана и не полно, и не во всем верно. И все же начнем с неё, надо же с чего-то начать.

"...Зоолог Хлызина. Работает она в музее заповедника, вот ее должность. ... Еще она опекает медведей, охотники привезли их малышами, пришлось выпаивать с рук, все дни недели прибегать к ним, потому - выходных они не понимают». Сейчас это полуторагодовалые сильные звери, Хлызина входит в клетку: «Мишка, поцелуй Машку. Не так, дурень, по-хорошему!.. Теперь ладушки. Пляши, Маша... Попрыгаем!» — ходуном ходит клетка. ...

Женя Хлызина, 1970_01
Евгения Хлызина, 1970 год. Фото Геннадия Александрова
.
История двух медведей имеет свое продолжение. Вдруг директор Кестер распорядился их убить. То ли вольеры не было для них, то ли чучело понадобилось для музея — он не объяснял. Приказал, и все. Хлызина сказала: «Не дам». Он при всех назвал ее дрянью: «Подрываете мой авторитет!» Она дала телеграмму в Мурманск, в «Полярную правду», оттуда позвонили в горисполком, оттуда — в заповедник. Позже, показывая мне свое хозяйство, Кестер похвастал: «Вот, зверей содержим. Силами общественности строим для них зимнюю вольеру». Он не сказал, что общественность — это та же Хлызина: обегала все стройки города, выпрашивая цемент, прутья, кирпич..."
(Аграновский А. А лес растет. 1970 г. В кн. «Детали и главное. Очерки». М., «Советский писатель», 1982. Стр. 363-370).

После знакомства с этой историей, не очень красивой и не очень понятной, я стала расспрашивать очевидцев, что же все-таки случилось с медведями?

Первый очевидец, как выяснилось, все время был у меня под носом. Геннадий Александров (фотограф, соавтор, etc., и верстальщик гагокниги между прочим) общался с теми самыми медведями пацаном.

медвежатник заповедника 1970 год, Миша Герасимов и Гена Александров, юннаты_ Евгения Хлызина
Гена Александров (в очках) и Миша Герасимов в медвежатнике, 1970 год.

"Сзади, где сетка рабица, - хозяйственный закуток, вход в загон был через него. Зверей Женя Хлызина опекала, герпетолог и музейщик заповедника, у которой мы были юннатами. Светлый был человек, хорошо, если бы осталась какая-то память о ней. Кажется из заповедника она уехала в 1976 году или около того. Потом была переписка и моя поездка на каких-то зимних студенческих каникулах к Жене в Мценск, куда она перебралась с Кандалакши, но мы разминулись, и я общался лишь с ее соседкой, которая очень хвалила Женю. Она работала тогда, со слов этой женщины, директором юннатской станции, где дети ее очень любили" (Геннадий Александров).

А потом медведей застрелили. Это Гена знал, но с деталями по малолетству знаком не был, да и вообще в детстве видел преимущественно светлые стороны жизни (о, как это знакомо!).

О деталях рассказали сотрудники заповедника, бывшие во время медвежьей истории в более сознательном возрасте. И причина печального конца была вовсе не в директоре-самодуре.

Медвежата были и правда очень классные - пока были маленькими. Но выросли-то они во вполне себе взрослых зверей.

Сначала стало понятно, что легкая загородка, в которой их держали, уже не годится, нужна серьезная вольера. Материалами на вольеру действительно скидывались предприятия города, а строили сотрудники заповедника, в порядке коммунистического субботника.

Народ со всего города ездил на медведей смотреть, еще бы, такая развлекуха в небогатой на развлечения Кандалакше. И вот примерно в то же время, когда безмятежные юннаты запечатлены в медвежьей клетке, случился неприятный инцидент. Пришли смотреть на медведей две девочки лет восьми и одна из них сунула в клетку ногу. И медведь её цапнул. А почуявши кровь, вошел в раж и собрался продолжать всерьез. На крики девочек прибежала сотрудница заповедника, бывшая неподалеку, надавала медведю по морде. Он очень удивился по ее воспоминаниям, не привык к такому отношению. История с девочкой кончилась благополучно, рана оказалась неглубокой, швы пришлось наложить, но прошло без последствий. Но это был первый (а может, и не первый) звоночек.

Чем старше становились медведи, тем они делались менее забавными и менее управляемыми, начала проявляться агрессивность. И постепенно стало понятно, что совладать с ними уже особо никто не может. При этом выпускать их в природу тоже уже нельзя - жить там сами они не умеют, а людей не боятся, то есть будут неизбежно идти к людям. И пытаться передать в какой-нибудь зоопарк тоже поздно, все это надо было делать раньше, пока медвежата были маленькими.

В общем, действительно пришлось застрелить, некуда было деваться. Все это понимали, но вспоминать, конечно, было неприятно: растили-растили, а потом стрелять. Застрелили их, вроде бы, летом, когда все научные сотрудники были на полевых работах, вернулись осенью, а медведей уже нет.

Тяжкая история. Но что было, то было.
Tags: заповедник, зверики, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments