?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Глазастый prokhozhyj откопал неведомый мне ранее (а это уже мало кому удается) очаровательный кусочек про гаг:

"Плаватели замечают полет гаги: откуда она летит, туда скоро повеет ветер, - примечание довольно странное, но сколько мог я заметить столько же и справедливое. С радостию поверил бы я полету добровещей гаги..."

Это отрывок из сочинения Якова Озерецковского «Плавание по Белому морю и Соловецкий монастырь», СПб., 1836. Небольшой его фрагмент опубликован в альманахе "Соловецкое море". И, конечно, после "добровещих гаг" я полезла искать полный текст. Тем более, что Яков Озерецковский был сыном академика Николая Яковлевича Озерецковского - автора первой русской публикации о гагах и первых русских предложений об охране гаг.

Найденный полный текст Якова Озерецковского больше упоминаний о гагах не содержал, но оказался столь очаровательным, что я тут же утащила его к себе на сайт. Совсем небольшой (54 стр.) текст прелестен уже одним только стилем, благодаря которому читать его - чистое наслаждение, даже если тебе совершенно наплевать на Соловки и Север в целом.

"Знаете ли, почтенный читатель, что такое скука? - Может быть вы думаете что я намекаю на свой журнал? - Согласен, хотя совсем не о том думал в эту минуту. Скука, - это морское чудовище, и, если вам скучен рассказ о морском путешествии, то легко можете вообразить, каково было мне бороться с этим чудовищем! Но, к несчастию, оно амфибия: вы найдете скуку и в сухопутных статьях, а потому я просил бы вас, хоть для перемены, остаться со мною на море, вытерпеть качку и штиль, а между тем я расскажу что-нибудь, в ожидании попутного ветра".

Описание же соловецких чаек - совершенный шедевр, прямо какой-то привет Тинбергену с Соловков 1835 года.

"Как будто очарованный простоял я минуту под низким и мрачным сводом, и потом, сделав несколько шагов, вдруг переброшен был из одного очарования в другое: - я очутился в царстве птиц! Это явление было так неожиданно и странно, что я протирал себе глаза, чтобы удостовериться не обманывает ли меня воображение, не бред ли это сна, или я перенесен в волшебную страну, где толпы людей превращены в стаи птиц!

Я стоял на обширном монастырском дворе; передо мною возвышались богатыя церкви с колокольнями; вокруг - каменныя трех-этажныя здания. Двор весь заглох травою, по которой в разныя направления протоптаны узкия песчаныя тропинки, и - по всему пространству двора ходили тысячи диких чаек! Одни сидели на яйцах, кормили серых, едва оперившихся птенцов своих; другия кружились в воздухе, и все оглашали двор пронзительными, отвратительными криками! Это стон и плач младенцев, кудахтанье кур, карканье ворон, блеяние овец, кваканье, мычанье, визг, крик и гвалт!

Не вдруг мог я понять, что со мною делается, потому что после перваго неосторожнаго шага за мной пустились бегом несколько чаек, распуская крылья, и с криком разевая отвратительные носы. Без проводника простоял бы я долго на месте, не смея шалохнуться; но по счастью вход в келью к отцу Архимандриту, был в нескольких шагах и я с удовольствием ушел от преследований чаек.

Эти дикия птицы, с незапамятных времен, совершенно овладели монастырским двором, распоряжаются им как неотъемлемым своим владением и вовсе забыли птичью скромность. Они прилетают сюда с весны на лето, преспокойно высиживают детей, и потом, на зиму, улетают под теплое небо. Тогда заменяют их тучи ворон, которыя в свою очередь владеют двором всю зиму, пока не прилетят снова чайки и не выгонят их в леса.

Монашествующие, наблюдая за этими странными летними постояльцами - чайками, заметили удивительныя распоряжения и условия, на которых каждая из них владеет частицей двора во все лето, Весною, явясь на Соловецкие острова, чайки расходятся на стаи, и размежевав двор на большия части, начинают делить на мелкие клочки, для каждаго семейства. Две чайки берут в клювы по небольшой щепке, становятся одна перед другою и бросают щепки прямо перед собой! Третья чайка, в качества свидетеля, стоит в стороне. Потом две делящияся стороны начинают, не сходя с места, кричать и бормотать по своему к брошенным щепкам, и, вдруг замолчав, сбегаются друг с другом, схватываются носами и тянутся в разныя стороны. Этим оканчиваются условия и с тех пор каждая знает границу своего участка. Иной достается квадратный аршин, другой продолговатое местечко по более, или неправильный уголок на разпутии протоптанных тропинок. - Границы известны только чайкам, и уже каждое семейство, под смертною казнию, не осмеливается во все лето ступить на землю соседа. Если же глупый цыпленок по неведению, или ошибкой, перешагнет за условленную черту, то без милосердия бывает заклеван до смерти. Такия жертвы видны во многих местах двора; но за то едва подрастет чайка, уже никаким способом нельзя выгнать ее из границ семейственнаго владения: она кружится обегает вокруг ваших ног и спешит к центру своей земли, зная неизбежную гибель за рубежем своего аршиннаго поля!"


Читать полный текст Якова Озерецковского «Плавание по Белому морю и Соловецкий монастырь», СПб., 1836>>

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
archscolopendra
Feb. 8th, 2018 03:21 am (UTC)
Эти наглые люди, некоторое время назад, понавтыкали здесь каких-то дурацких штук, думают что совершенно овладели нашим исконным местом гнездования, распоряжаются им как неотъемлемым своим владением и вовсе забыли все приличия
alexandragor
Feb. 8th, 2018 03:36 am (UTC)
Точно))
dorofeich
Feb. 8th, 2018 05:27 am (UTC)
Александра, а такой вопрос. Тут в одном текстек 19 века попался такой вид гусей, как гусь-клокот. Это из описания о-ва Колгуева
Вам не попадался такой термин?
alexandragor
Feb. 8th, 2018 07:59 am (UTC)
У Максимова что ли? (— Гусь- клокот— дурак, у того-то и голова-то, коли не коровья с дурости с его, так я уж и не знаю чья! — выговорил, наконец, рассказчик забавно прерванного им рассказа...).
С Максимовым будьте поаккуратнее, сам он птиц не знает, там у него может быть бардак с названиями, так что лучше перепроверять.

Сама такого термина не встречала, но вот в Подвысоцкий, А. О. Словарь областного Архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении / А. О. Подвысоцкий. – Москва: ОГИ, 2009:
Клокот, Гусь клокот – гусь белолобый (Anser albifrons), один из видов дикого гуся на острове Колгуеве.
http://kolanord.ru/html_public/col-Pomory/PodvysockijAO_Slov-obl-arhangel-narechiya_2009/PodvysockijAO_Slov-obl-arhangel-narechiya_2009/assets/basic-html/page-116.html

dorofeich
Feb. 8th, 2018 08:05 am (UTC)
Спасибо! Вот да, похоже тут ошибка. Белолобик при отлове отнюдь не самый глупый гусь, так что здесь Максимов что-то напутал, похоже.
alexandragor
Feb. 8th, 2018 08:11 am (UTC)
Это обычная история в таких источниках. Изначальная путаница, которая часто присутствует в народных названиях, плюс пересказы через десятые руки (уши), плюс орнитологическая безграмотность пишущего.

Более ста лет назад замечено: «В этих северных широтах я не встречал ни одного разбирающегося в птицах местного жителя; единственные им известные были те, которые годились в пищу. Как пример того, что на местных жителей не всегда можно положиться, мой хозяин извлек три утиных яйца, которые, по его уверению, принадлежали турпану; он сказал, что достал их вчера, и поблизости подстрелил самку, но я был в свою очередь уверен, что они принадлежали крохалям, поскольку они не соответствовали по размеру и окраске яйцам турпана».
Г.Д. Пирсон. "Три лета среди птиц Русской Лапландии". Лондон, 1904.
johnmoe
Feb. 8th, 2018 06:51 pm (UTC)
Извините за оффтоп, как вы думаете, в классификации птиц и зверей по видам, подвидам и формам последнее слово должно ли быть за генетикой или она равноправный, но не главный метод и суждение по строению, окрасу и пр. может быть определяющим?
alexandragor
Feb. 9th, 2018 02:07 am (UTC)
Это тот редкий случай, когда я никак не думаю. Ничего не понимаю в систематике, и не буду делать вид, что понимаю.
(как раз на днях в одном обсуждении в фб было замечено, что только очень высококлассные специалисты не боятся сказать "я этого не знаю", вау, я классный специалист)))
alexandragor
Feb. 10th, 2018 03:07 am (UTC)
В некотором роде ответ
авторства орнитолога Владимира Александровича Паевского (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87)

Мир орнитолога

В забытом детстве, среди мрачных улиц,
Средь гимнастерок, гильз и кумача,
Ко мне вдруг нежно крылья прикоснулись,
И мир открыли в сказочных лучах,

Мир радости в воздушных пируэтах,
Звучанье страсти сотен голосов,
И радугу в мелькнувших силуэтах,
И тайну гнёзд средь шороха лесов.

С тех пор волшебных птиц земное чудо
Со мной повсюду, в яви и во снах,
От чар колибри в блеске изумруда
До беркута в заоблачных высях.

В палитрах всех несметных вариантов
Искал путь эволюции в мирах,
В картинах на страницах фолиантов,
И в птицах на заснеженных горах…

Когда ж в штрихи прочтенной кладограммы
Ворвался смысл от ядер с ДНК,
Какою странной и нелепой драмой
Нам застучала истина в висках!

Уж не помогут прежние сравненья,
Ни форма клюва, ни крутой полёт,
И дивное у птицы оперенье
Нам истины теперь не принесет.

Мир орнитолога почти разрушен,
Незыблемых границ исчез закон,
И наши знанья, дик и равнодушен,
Затопчет в грязь генетики дракон.

Но нам остался, пеньем восхищенный,
Порыв любви в пристрастиях души,
И птицами всё так же освященный,
Мир орнитолога ничем не заглушить!
( 9 comments — Leave a comment )

Profile

tasha
alexandragor
Александра Горяшко
Website

Tags

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner