Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Categories:

Кандалакшский заповедник. Отцы-основатели. На правах гипотезы

Кандалакшский заповедник - из старшего поколения российских заповедников, сейчас ему 85 лет. Возраст вполне сопоставимый с человеческим. И сейчас живут люди, родившиеся в том же 1932 году, что заповедник, и даже люди, которые старше его. То есть, казалось бы, не должно быть проблем с памятью об отцах-основателях заповедника, ведь и 85-летние люди помнят своих родителей.

Но с памятью о "родителях" Кандалакшского заповедника дело обстоит не очень хорошо. Давно установился шаблон, рассказывая о его создании, упоминать экспедиции А.Н. Формозова конца 1920-х гг. и последовавшие за ними официальные указы о запрете охоты на гаг и о создании заповедника. Дальше, в лучшем случае, упоминаются первые директора и научные сотрудники заповедника, в худшем, - не упоминаются и они. Но во всех случаях выпадает хоть и краткий, но крайне важный момент: кто же было тот человек (или те люди), который указал на острова Кандалакшского залива как на место для создания заповедника, и кто определил, как именно этот заповедник будет устроен и чем станет заниматься?

Я попробую восстановить последовательность событий, предшествовавших рождению Кандалакшского заповедника, и извлечь из забвения имена участников этих событий. В той степени, в которой это возможно сделать сейчас, основываясь на сохранившихся документах.

Итак, всё действительно началось с экспедиций А.Н. Формозова, хотя как посмотреть...

Во-первых, о самих экспедициях мы знаем очень немного. К тому же, они не были специально направлены на изучение гаги.

Формозов_1930Экспедиция 1927 г. на о.Кильдин (Баренцево море) была предпринята для изучения песцов и песцового хозяйства, в 1929 г., на о. Харлов, для изучения морских птиц. Работал Формозов в одиночку, лишь в 1929 г. ему "много помогал юннат звереводно-охотничьей группы Тимирязевской Биостанции в Сокольниках (Москва) А.А.Максимов".

Во-вторых, то, что после этих экспедиций написал Формозов о гаге, отнюдь не было новостью. И факты о разорении гагачьих гнездовий, и предложения о необходимости охраны гаги и выгоде сбора её пуха - обо всем этом русские ученые регулярно писали задолго до Формозова. Так что в публикациях Формозова интереснее всего не их содержательная сторона, а то, почему именно они сдвинули дело охраны гаг с мертвой точки, какие обстоятельства тут удачно сошлись? Я пока не знаю ответа на этот вопрос.

Наконец, в-третьих, А.Н. Формозов предлагал создать заповедник на архипелаге Семь островов, где проходила его вторая экспедиция, и где одноименный заповедник действительно был создан в 1938 году. Но я не вижу никаких упоминаний о том, что Формозов предлагал создать заповедник на островах Кандалакшского залива.

Тогда по чьей же инициативе был создан Кандалакшский заповедник? А какие-то конкретные люди должны за этим стоять, потому что заповедники не растут сами, как грибы после дождя, каждый заповедник вынашивают и рожают, с большими или меньшими муками, совершенно определенные люди. И получается, что точной информации об этих людях, "родителях" Кандалакшского заповедника, у нас нет. Но есть информация о предшествовавших его рождению событиях.

1930 год.
Выходят сразу три публикации А.Н. Формозова: брошюра и две журнальные статьи в самом начале 1930 года
- Гага (Промысловое значение гаги и меры к сохранению гагачьего промысла). //Советский Север, № 1: 100-105.
- О гаге и промысле гагачьего пуха на нашем севере // «Карело-Мурманский край» №1, 1930 г. Стр. 27-28.
- Гага и промысел гагачьего пуха. М., Всекохотсоюз, 1930.

В том же 1930 году выходит Постановление о полном запрете охоты на гагу (точный текст и номер которого не известны, а хорошо бы). С которым, заметим, согласны далеко не все, даже среди ученых (см. Крепс Г. 1930. К вопросу об охоте на гагу. // «Охота и природа» № 6).

10 апреля 1931 г.
Выходит Постановление по Беломорским угодьям Карельской ССР об организации гагачьего хозяйства и охране гаг. Это Постановление упоминают обычно только как запрещающее охоту, но, как видим, охота запрещается не просто так, а именно в контексте организации гагачьего хозяйства.

постановление 31 г.

За ним следует постановление Кандалакшского Районного исполнительного комитета, очень строгое. Оно категорически запрещало всякую охоту на гаг "на территории района островов Кандалакшского залива в пределах всех сельсоветов", сбор яиц, сбор пуха, пребывание на островах с собаками и даже причаливание к островам во время массового гнездования гаг. Надзирать за соблюдением новых правил должны были сами охотники. "...Коллективы Союза охотников выставить на островах соответствующую охрану: Кандалакшских, Ковдинских и Чернореченских островов, обязав всех охотников строго следить за гагачьим пуховым хозяйством". За нарушение грозились штрафом "до 10 рублей или принудительным работам на 5 дней, а в особо важных условиях и уголовной ответственности по ст. 861 У.К., как разрушающее народное хозяйство".

Никакого эффекта, кстати, все эти строгие правила не возымели, а существенная часть народа даже и не знала о их существовании. И уж конечно, никто не контролировал их соблюдение. Так что все запрещенное распрекрасно происходило еще несколько десятилетий после 1931 года. Если какие результаты постановление и поимело, то научные.

Лето 1931 года
Сразу после принятия этого постановления, летом 1931 года, на острова Кандалакшского залива Белого моря отправляется Карельская промыслово-охотничья экспедиция Государственного научно-исследовательского института лесной промышленности и лесного хозяйства (г. Ленинград). Основная задача экспедиции - изучение положения гаги и возможностей создания гагачьего хозяйства.
Вот эта экспедиция (в отличие от экспедиции Формозова) работала непосредственно в том районе, где в дальнейшем был создан Кандалакшский заповедник. И мы знаем о двух её сотрудниках: А.Н. Дубровском и А.С. Филиппове (сколько их было всего, не известно). В свою очередь, о Филиппове мне не известно ничего, кроме его рукописи 1933 года, сохранившейся в библиотеке заповедника "Организация гагачьего хозяйства на Харловских островах Кольского полуострова".
А вот о Дубровском информации побольше и, похоже, именно он был главным действующим лицом в экспедиции 1931 года.

Впрочем, "побольше" это сильно сказано, мы не знаем даже его полного имени, только инициалы. Биографические сведения сводятся к словам "биолог-охотовед" и к тому, что в 1932/33 г. он был на зимовке на Новой Земле и в 1939/40 г. на Маточкином Шаре в качестве научного сотрудника Промыслово-биологического отдела Арктического института. Однако именно биолог-охотовед А.Н. Дубровский является автором большинства работ по гаге 1930-х годов.

1934. Программа и инструкция по изучению гаги и гагачьего промысла в Белом и Баренцевом морях. // Карельский научно-исследовательский институт. Мурманский архив. Фонд Р-1361, опись 3.
1934. Об изучении гаги. // Карело-Мурманский край. № 5-6, стр. 70
1936. Гага и гагачий промысел в Кандалакшском заливе.// Изв. Гос. геогр. общ-ва, т. 68, вып. 6. Стр.899-914.
1937. Строго соблюдать закон об охране гаги. // Новый Север № 4: 101—103.
1939. Гага // Вестник знания. Л., вып. 4/5, с. 74-77.
1944. О гагачьем хозяйстве на Айновых островах // Природа. М.-Л., № 3, с. 75.

Самая интересная из этих работ - и она же единственная неопубликованная - самая первая, Программа и инструкция по изучению гаги.

Дубровский_1936

Программа эта, несмотря на свое камерное название, носит весьма глобальный характер, предлагая для изучения гаги изучить сперва буквально всё, её окружающее, включая геологию и геоморфологию района, климат и гидрологию, растительность и почвы, фенологию и т.п. Инструкции по сбору материала также исключительно основательны и включают как элементарнейшие требования о наличии этикетки для коллекционного материала, так и подробные опиания, что, как и чем следует измерять у гаги. Инструкция заканчивается списком русскоязычной литературы по гаге, причем ссылки сопровождаются краткими аннотациями.

После знакомства с Программой Дубровского трудно избавиться от впечатления, что вся дальнейшая работа Кандалакшского заповедника, созданного на следующий, 1932 год, ориентировалась именно на эту программу, причем в течение многих лет.

доппельмаирА теперь еще один существенный момент. Хотя в качестве автора программы указан только Дубровский, в первых же её строках он пишет:

"Настоящая программа в главнейших разделах намечена проф. Г.Г. Доппельмаиром во время выработки основных установок полевых исследований Карельской промыслово-охотничьей экспедиции 1931 года" .

В отличие от А.Н. Дубровского, про которого мы не знаем практически ничего, зоолог Георгий Георгиевич Доппельмаир (1880-1952) - человек известный. В том числе, и как организатор первого российского заповедника - Баргузинского (1916), и как один из разработчиков первого в России правового акта, регулирующего устройство и деятельность заповедников, «Об установлении правил в охотничьих заповедниках» (1916).

Я не нашла никаких документов, напрямую связывающих экспедицию А.Н. Дубровского 1931 года с созданием в 1932 году Кандалакшского заповедника, но мне видится логичным предположить, что своим появлением заповедник обязан именно этой экспедиции. Ведь она работала на тех самых островах, которые потом вошли в состав заповедника, и программа её работы была намечена Г.Г. Доппельмаиром, человеком опытным и авторитетным в создании заповедников.
Во всяком случае, связь А.Н. Дубровского и Г.Г. Доппельмаира с возникновением Кандалакшского заповедника кажется мне гораздо более прямой и несомненной, чем связь с этим событием А.Н. Формозова, который в этих местах даже не бывал.
Tags: заповедник, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments