?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

2004_1
Людмила Абрамовна Москвичева (1952-2017) - ботаник, лаборант-исследователь. Сотрудник Кандалакшского заповедника с 1970 г.
Ряжков, 2004 год. Фото Ю. Плюснина

Людмила Абрамовна, Людочка, Пятачок. Сорок седьмой год пошел, как она работала в заповеднике, ей уже исполнилось 65, а она так и оставалась Людочкой. Так и ушла Людочкой...

1979
1979 год. Людочка Москвичева и Елена Шутова. Фото из архива заповедника.

Её редко фотографировали, о ней редко писали. Она как будто терялась на фоне других сотрудников заповедника - ярких, известных, заслуженных. Научных степеней нет, из лаборантов так и не выросла, публикаций мало. А что проработала столько лет, так этим в заповеднике никого не удивишь.

На 2005 год пришлось сразу много юбилеев, личных и трудовых. Их отмечали все вместе на острове Ряжков. У Людочки в тот год тоже был юбилей - 35 лет работы в заповеднике.

2005
Людочка Москвичева и Михаил Герасимов. Ряжков, 2005 г. Фото А. Горяшко.

2005_1
Людочка Москвичева и Татьяна Панева. Ряжков, 2005 г. Фото А. Горяшко.

Мне удалось найти только две статьи, в которых писали про Людочку. Приведу цитаты оттуда, потому что писать самой сейчас трудно.

"Ботаник Людмила Москвичева, коренная кандалакшанка, после школы и не думала заниматься наукой - пошла работать в магазин. Не понравилось. А так как к природе тянуло с детства, решила попроситься в заповедник, благо он рядом. Ее взяли лаборантом.
- Я сразу почувствовала, что здесь все мое, родное, - рассказывает Людмила Абрамовна. Вот уже много лет занимается она исследованием растений. Из года в год наблюдает, когда ягода зацветет, когда завяжется, созреет. Морошка, брусника, вороника, черника - все эти лесные дары под ее надзором.
Кстати, она объяснила мне, как еще на стадии цветения определить, будет ли урожай морошки. Растение это двудомное, имеет мужские цветки и женские. Первых обычно больше, так уж в природе устроено. Но бывают годы, когда развиваются одни мужские цветки. Значит, урожая морошки ждать не стоит. Так что тот, кто знает заветные болота, где собирает золотую ягоду, может заранее определить, стоит ли готовить лукошко.
А вот как Людмила Абрамовна проводит учет растений. Для этого есть у нее деревянная прямоугольная рамка, размером 50 на 50 сантиметров. Бросает она ее в ягодник и считает поместившееся там общее количество растений, цветков, отмечает, в каком они состоянии. Так и идет по болоту с рамкой. Кропотливый, утомительный труд. Отслеживает Людмила Абрамовна также чернику, воронику, бруснику. Ведет учет и грибам, с которыми хлопот еще больше. В сезон раз в десять дней собирает на контрольных полянах все съедобные грибы. Дома взвешивает, определяет процент червивых. Подосиновики, подберезовики, моховики, горькушки, волнушки...
- Сама я их уже не ем, раздаю коллегам, - признается.
В поле ее внимания и другие растения, среди них редкие виды, занесенные в Красную книгу. Каждый день во время цветения она наведывается на участки, где красуется северная орхидея - венерин башмачок, фиксирует все изменения. Ее подшефные площадки, кстати, не только на Ряжкове, но и на других островах архипелага. Вот и ездит от одного к другому на моторке. Управляться с лодкой здесь должен уметь каждый научный сотрудник. Отпуск у нее, понятное дело, только зимой - впрочем, как и у остальных ученых в заповеднике".
(Г. Дворецкая. Остров, где сосчитана каждая травинка // "Мурманский вестник". 10.09.2011)

2006
Людочка Москвичева, 2006 г.

Следующий отрывок из моей очень давней статьи, и он вроде бы и не про Людочку, а про её сына Юрку. Но для меня всё это очень про Людочку, поэтому пусть будет.

"Юркина мама работала в заповеднике и воспитывала его одна. Весь полевой сезон - с мая до сентября - они жили на острове. Никаких нянек там естественно не было, и уходя на длинные лесные маршруты, мама брала Юрку с собой. Пока он был совсем маленьким, она отхаживала свои километры с ним на плечах - коротким детским ножкам было не одолеть чащобу северной тайги: камни, поросшие мхами, буреломы. Уже тогда Юрка старался помогать маме. Потихоньку учился растапливать печку, носил воду из колодца - сперва маленькими ведерками, потом побольше. Еще он смотрел, как мама изучает в лесу растения, находит их сложные латинские имена в определителе; как ее друзья-коллеги работают с гнездами гаги, кольцуют птенцов, всего не счесть.
Когда я впервые увидела Юрку, ему было лет семь. Под окнами нашего домика, стоящего на самом берегу моря, сквозь шум дождя раздался рокот лодочного мотора, потом в дверь постучали. Тогда я еще не знала других заповедницких детей, и Юрка поразил меня своей полной самостоятельностью. После московских детей - беспомощных и капризных, он казался почти нереальным. Маленький, крепко сбитый мужичок, едва достающий нам, взрослым, до пояса, басовито поздоровался, снял мокрые сапоги у порога, подтащил скамеечку к умывальнику и тщательно отскреб руки, испачканные в машинном масле. «У нас по дороге мотор сломался, - гордо пояснила мама, - Юрка починил. А то и не знаю, как бы мы на веслах, ветер - жуть!» И все стали обсуждать ветер, а Юрка молча пил чай, солидно отказываясь от варенья, пока ему в руку не всунули ломоть хлеба, густо намазанный сверкающей черникой.
Сейчас Юрке восемнадцать. Он так и жил все эти годы: зимой ходил в школу, летом с мамой - на островах. Он по-прежнему невысокий и крепкий, биологией никогда специально не увлекался, закончил какое-то техническое училище. С мамой он сдержанно и пронзительно нежен, не по-детски, а как-то даже по-отцовски, покровительственно. Я пытаюсь вспомнить, сколько ему было лет, когда они поменялись ролями, когда он перестал быть ребенком, сидящим на маминой шее и стал мужчиной-защитником, и не могу. Потому что еще тогда, когда он не мог дотянуться до умывальника, он молча снял с мамы промокшие носки и повесил их у горячей печки.
В прошлом сезоне Юрка помогал нам в работе на птичьих гнездовьях. Мы взяли его в основном для возни с мотором и лодкой, но неожиданно оказалось, что Юрка знает всех птиц, и как выглядят чьи гнезда и птенцы, и как правильно их кольцевать. Заодно он знал и все, растущие вокруг травки, и следы разных зверей, и много-много другого. Мы поражались его информированности, а он спокойно, безо всякого пафоса сказал: «Ну, я же работал...» Удивить чем-нибудь его было трудно, но я навсегда запомнила с каким просветленным лицом, с какой невероятной бережностью держал он в руках крохотного птенца"
. (А. Горяшко. Заповедное // «Семья и школа» № 5, 1998).

Comments

( 11 comments — Leave a comment )
sophia_kasitoo
Sep. 9th, 2017 08:35 pm (UTC)
Ох.:(
kissanya_1
Sep. 10th, 2017 05:55 am (UTC)
Светлая память.
tambovwolf
Sep. 10th, 2017 06:00 am (UTC)
...
twemlow
Sep. 10th, 2017 06:32 am (UTC)
Саша, какой хороший, славный человек, как хорошо Вы написали, теперь и я буду помнить. Светлая память и соболезнования сыну, родным и близким.
alexandragor
Sep. 10th, 2017 06:36 am (UTC)
Спасибо.
lenaswan
Sep. 10th, 2017 11:10 am (UTC)
Саш, напиши пожалуйста здесь и в фб когда прощание.
alexandragor
Sep. 10th, 2017 12:41 pm (UTC)
Да, конечно, напишу. Пока не известно. Вероятно, в понедельник будет информация.
lenaswan
Sep. 10th, 2017 08:00 pm (UTC)
Спасибо. Я вот вижу свет-в-конце-тоннеля-конец-перевода == значит завтра полезу в архивы думать и грустить о Пятачке.
alexandragor
Sep. 11th, 2017 04:34 am (UTC)
Фотографии если найдешь, показывай..
ottern
Sep. 11th, 2017 08:38 am (UTC)
Эх, в кои-то веки зашла в ЖЖ и - вот! Помню Людмилу, оптимистичный и приветливый был человек какой! Был... Еще один.
alexandragor
Sep. 11th, 2017 08:40 am (UTC)
Хорошо, что многие Любочку помнят и многие по ней горюют.
А "был"... да, уходят люди из заповедника, один за другим((
( 11 comments — Leave a comment )

Profile

tasha
alexandragor
Александра Горяшко
Website

Tags

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner