Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Category:

Полевые игры

Ученые полевых специальностей (биологи, геологи, географы etc) отличаются от прочих ученых тем, что существенная часть их работы происходит, соответственно, в поле. "Поле" - это не русское поле с ромашками и васильками, а то, что люди не ученые обычно именуют "на природе". То есть в лесах, морях, горах и прочих интересных местах. Что предполагает не только собственно работу, но и жизнь в полевых условиях: в палатке, таежной избушке, каюте корабля и т.п. При всем разнообразии возможных мест и условий полевого проживания объединяет их одно: ученым приходится жить горазде более скученно, чем это происходит в цивилизации, с минимумом личного пространства и максимумом общего быта. В таких условиях в людях часто открываются совершенно восхитительные грани их многогранных ученых личностей.

Много лет назад мне довелось жить в некоей лесной избушке с неким московским ученым. Избушка состояла из одной комнаты, которая и была нашим общим местом для всего: сна, работы и еды. И вот как-то вечеромпоставила я чайник на плитку, думая выпить чаю и ложиться спать. Вышла на минутку из избушки, вернулась - а чайника на плитке нет. Что за черт? Может мне показалось, что я его ставила? Ладно, бывают странные фокусы сознания, поставила чайник снова. Тут уж на моих глазах подбегает мой разгневанный ученый сосед и молча, но решительно снимает чайник. Что такое? - думаю я. И у соседа интересуюсь, что, дескать, такое, зачем он так с чайником?
- Я ложусь спать! - объясняет мне разгневанный сосед.
- Ну и ложитесь, - продолжаю не понимать я. - Я тоже вот чаю попью и лягу.
- Нет! - еще больше гневается сосед. - Ваш чайник будет закипать и шуметь, и тем самым мешать мне заснуть.
- Да это же одна минута! - продолжаю не понимать серьезности ситуации я. - Вы же еще даже не легли! Мне и воды-то надо на одну чашечку... - и вновь ставлю чайник на плитку.
- Нет! - орет в конец разъяренный сосед. - Мне завтра вставать в 5 утра, а вы тут со своим чайником!

Диалог стремительно развивался, эмоции накалялись. Очевидно, что бедный чайник уже давно мог бы вскипеть, а бедный сосед улечься спать, но изначальные цели были забыты. Оппоненты яростно отстаивали превосходство своих желаний над желаниями другого. У меня в споре оказалось только одно, но существенное преимущество - я никак не могла поверить в серьезность столь абсурдного повода для конфликта, и все пыталась показать оппоненту, что ситуация не стоит выеденного яйца. Но оппонент моего подхода не разделял. Он полностью отдался праведному гневу, багровел на глазах, так что я даже начала всерьез опасаться, не хватит ли его тут кондрашка.

- Слушайте, - сказала я примирительно. - В конце концов. Ведь это всего лишь два самых обычных бытовых желания двух людей. Вы хотите спать, а я хочу чаю. Почему Ваши желания должны быть важнее моих?
- Потому! - гневно выкрикнул оппонент  - Потому что, во-первых, я старше Вас, во-вторых, я умнее Вас, а в-третьих, я кандидат биологических наук!

И тут я совершила роковую ошибку. Я заржала. Я ржала долго и искренне, и не могла остановиться. И это было самое страшное, что я могла сделать. Следующие 10 лет (sic!) оппонент со мной не разговаривал.

И не надо думать, что был он каким-то особо выдающимся психом. Аналогичные истории случаются с городскими учеными в поле сплошь и рядом. Аналогия тут в степени абурдности для стороннего наблюдателя. Разнообразие же сюжетов практически безгранично.

Рассказывает Мария Летарова

Периодически, в самых разных компаниях, ситуациях и контекстах нет-нет, да и зайдет речь о том, как "поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем". И быстро выясняется, что Николай Васильевич даже представить себе не мог, как могут выступить на этом поприще люди ученые. Вот, например, рассказывают, как два очень уважаемых человека, известных в своих кругах ученых ходили вместе в рейс. Жили они в одной каюте, да и тематика их исследований была близкая. Кроме того, они много лет дружили. В каюте, где они жили, было всего два спальных места и располагались они одно над другим. Таким образом, когда приходило время спать, один уважаемый ученый неизбежно оказывался на верхней полке. Для того, чтобы туда попасть, он снимал тапочки и запрыгивал на своё место. Тапочки при этом оставались на полу, аккуратно стоя друг с другом. Вот только оказывалось, что у правого тапка к кровати был обращен носок, а у левого - пятка. Второй уважаемый ученый наблюдал за всем этим с нижней полки потихонечку копилось у него раздражение. В один прекрасный момент "нижний" ученый сказал "верхнему": - "Дорогой друг. Должен заметить тебе, что когда ты залезаешь на верхнюю полку, тапочки ты должен оставлять таким образом, чтобы к кровати они были обращены пятками. Тогда слезая, ты сможешь их без труда надеть. Таков плод моих длительных размышлений об этой проблеме, а также я старше тебя по должности, поэтому ты должен безоговорочно принять мою точку зрения" "Милый друг и уважаемый коллега!" - ответил "верхний" ученый - "это мои тапочки, мои ноги и мое дело, как с эти всем обращаться. Должность же твоя осталась на берегу, как и прочие сухопутные взаимоотношения. А посему иди-ка ты, дорогой друг, на хуй".
В отличии от упомянутых здесь миргородских соседей наши ученый не стали судится, хоть бы кто кого гусаком ни называл. Просто перестали разговаривать, да и научные интересы у них как-то после этого разошлись.
А если кто решил, что герои этого рассказа ему знакомы, значит так тому и быть. Все совпадения с реальными людьми являются результатом недостаточного мастерства автора по уверткам и экивокам.


Ещё одно воспоминание бывалых про то, как люди ни за что ни про что ссорятся и не разговаривают.
Двое совершенно других ученых, доктора совсем иных наук, не тех, каких были уважаемые коллеги, поссорившиеся из-за тапочек, совершали рейс. Судно, как ни смешно, было то же самое, однако рейс был в другое время, в другую сторону света да и каюты у уважаемых ученых на этот раз были у каждого своя. Эти ученые также были коллегами, закадычными друзьями и на всякую ерунду внимания не обращали. И вот один из них учуял у себя в каюте неприятный запах, который усиливался с каждым днем. Погода стояла жаркая, в какой-то момент вонь сделалась невыносимой. Уважаемые ученый произвел у себя в каюте изыскание и обнаружил, что другой ученый, друг и коллега зачем-то решил высушить у него в каюте несколько морских звезд. Потому что при сушке воняют они выше неба, не в своей же каюте, в самом деле это делать. И наш уважаемый труженик науки, решив, что слова между друзьями ни к чему, зашел в каюту к другу и, простите, нагадил тому на койку. Зоолог бы сказал, что эта куча говна означает простую вежливую просьбу забрать из каюты своих звезд, их запах и больше никогда так не делать. Поскольку ни один из них не был зоологом, да и вообще, в том рейсе зоолога не случилось, то никто не смог квалифицированно интерпретировать фекальную метку. Поэтому дорогие друзья и уважаемые коллеги просто много лет не разговаривали.

***

Ожидаю - и даже надеюсь - что читатели внесут свой вклад в этот паноптикум.
Tags: глупости, ура товарищи!, чужое прекрасное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments