Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Category:

Вечные ценности. Которых вы никогда не увидите

Сегодня, мои маленькие друзья, я хочу рассказать вам сказку о драконах, охраняющих сокровища, о том, чего вы не увидите в моей книге, и о том, почему я  думаю, что мало ценностей вывезли из России за границу во время войн и революций, надо было уж все вывозить.

Последний неполиткорректный тезис связан с тем, что драконов обсуждаемой породы я встречала только в России. Драконы эти не злые, ничего личного, у них просто природа такая. Водятся они в разных культурных учреждениях - библиотеках, музеях, архивах. И у нас с этими драконами роковым образом не совпадают взгляды на их жизненное предназначение. Я полагаю, что они там посажены, чтобы сохранить культурные ценности и сделать их доступными для мира. Они полагают, что должны только сохранить, доступность для мира - элемент не обязательный. Они выполняют примерно функции железного сейфа, довольного тем, что он заперт на крепкий замок. Из-за того, что ключ от замка потерян, сейф не тревожится. Главное - его содержимое на месте.

В процессе работы над гагокнигой мне довелось общаться со множеством музеев и архивов из разных стран. Но только на любимой Родине я столкнулась с нижеописанными явлениями. Теоретически допускаю, что они существуют не только на Родине, хотя почему-то мне кажется, что нет.

Вот музей в большом северном городе N. В этом музее, в фондах, хранится комплект одежды, сшитой из гагачьих шкур. О том, что он там есть, узнать невозможно ниоткуда. Я узнала только потому, что мне об этом поведал знакомый специалист из другого музея.

Подобные вещи широко использовали инуиты Северной Канады и Гренландии. Их умение использовать шкурки гаг для изготовления одежды - интереснейший и огромный пласт культуры. Которая подробно изучена и описана западными специалистами. Предметы, изготовленные из гагачьих шкур, выставлены в западных музеях, их фотографии выложены в сеть. Любой желающий имеет возможность с ними познакомиться или уж, как минимум, узнать о их существовании.

О том, что аналогичные вещи есть в музее города N не знает никто. И не узнает. Хотя это может быть крайне интересно западным специалистам по данной теме. Когда я обратилась в музей города N с просьбой о фотографии вещей для своей книги, мне ответили отказом. Ничего личного. Просто вещи "на консервации", их фотографии нет, делать её некому и некогда, и вдобавок ко всему музей желает "оставить за собой право первой публикации".
Эти вещи лежат в этом музее с 1952 года. Почему-то я не верю, что доживу их "первой публикации". И почему-то мне кажется, что если даже таковая состоится, то в таком месте, что мир как не знал, так и не будет знать о существовании этих вещей. Их охраняет дракон.

На фото, ясное дело, не они. На фото мужская парка из гагачьих шкур из Королевского Музея Онтарио, Канада. Она не только описана, выставлена в музее и сфотографирована, но её фотография в большом разрешении даже выложена в открытый доступ для свободного бесплатного использования.

***
А вот научная библиотека в маленьком северном городе M.Так сложилось исторически, что в этой маленькой библиотеке маленького города хранится большое количество ценнейших научно-исторических материалов. С которыми мне - славатегосподи - разрешают работать. Но не разрешают выкладывать сканы наиболее ценных материалов в сеть. Аргумент: "пусть люди сами к нам приезжают и у нас работают".
Не будем обсуждать, что далеко не всякому ученому по силам и средствам добраться до маленького северного города M. Допустим, речь идет о совсем сумасшедших исследователях such as me, которые за предметом своих интересов попрутся и на край света, и за край. Но, чтобы попереться, им надо сначала узнать, что предмет их интереса там находится. А о том, что именно находится в библиотеке маленького северного города M им узнать неоткуда. Опись сокровищ этой библиотеки (и то не полная) существует только внутри неё самой. Ни в интернете, ни хотя бы в опубликованном виде на бумаге её не существует. Разговоры о том, что "вот мы закончим всё описывать и выложим в интернет" я слышу уже, как минимум, десять лет. И почему-то я не верю, что доживу до момента, когда это произойдет. Гораздо вероятнее, что я доживу до момента, когда библиотека целиком или её часть будет утеряна безвозвратно. Такие случаи в истории этого учреждения уже бывали.
Перечислять крупнейшие мировые библиотеки, которые выкладывают свои оцифрованные сокровища в открытый доступ, я не буду, кому надо, итак их знают.

***
Завершу свою печальную повесть рассказом о крупнейшем музее одного из крупнейших российских городов L.
В богатейших (без иронии) коллекциях этого музея хранится несколько экземпляров уникального предмета, который называется эпликатет. Эпликатет, или бола(с) - это древнее орудие, которое использовали прибрежные чукчи для охоты на гаг.

Аналогичные предметы использовали для охоты индейцы. Для индейцев они многократно изучены, описаны, сфотографированы и выставлены в музеях и сети. На фото бола из Национального музея американских индейцев в Нью-Йорке.

В русской литературе это орудие толком описано только в книге Л. Портенко "Птицы Чукотского полуострова и острова Врангеля" 1973 года издания, там же есть рисунок. Книга не оцифрована. Ни одной фотографии чукотских эпликатетов в интернете (т.е. доступной людям) не существует.
О том, что эпликатеты хранятся в музее города L не знает вообще никто, включая сотрудников музея. Потому что они не внесены в базу данных.

Эти предметы привезены из экспедиции 1901 года. И все еще не внесены в базу данных. Ну, руки не дошли, бывает.

Я узнала о их существовании только потому, что моя героическая помощница провела многие часы в запасниках музея, вручную перебирая описи коллекций столетней давности и извлекая из них всё, относящееся к гаге. И вот нашли, ура.
Но не ура. На обращение в  музей города L с просьбой сделать и опубликовать фотографию эпликатетов мне ответили отказом.
Потому что по их правилам "внутреннего регламента" фотографировать их экспонаты разрешено только им самим, а им некогда. Кроме того, по тем же правилам "внутреннего регламента" фотографировать и публиковать можно только предметы, внесенные в базу данных, а эти предметы в базу данных не внесены. Конец истории.
Впрочем, мне предложили сделать заказ, который смогут принять к рассмотрению в конце сентября. Сроки выполнения при этом остаются туманными, так что шансы, что фотографии чукотских эпликатетов таки не появятся в моей книге, велики.

Для полноты картины. По имеющейся у меня информации, в базу данных не внесены около 90% предметов, хранящихся в фондах музея города L. Что означает, что никто не сможет узнать даже о самом факте их существования, не говоря уж о том, чтобы на них посмотреть. Львиная доля этих предметов - столетнего и более возраста. Сотрудников в музее не хватает и заниматься внесением в базу данных некому.
Вот теперь конец истории. Как в узком, так и в широком смысле.

P.S. Чего бы мне очень хотелось (кроме изменения базовых функций драконов, конечно), так это услышать мнение по данному вопросу тех людей, которые больше ста лет назад, наверняка в очень тяжелых условиях, собирали те самые вещи, которые теперь охраняют драконы. Почему-то мне кажется, что они имели несколько иное представление о целях своей работы.
Tags: гага, память и памятники, работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments