Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Categories:

Скучная история про рыбохозяйственную лабораторию

Выложена мною на "Литторинах" (читать)

1

Скучная - по стилю написания, без принятых нынче веселых картинок и задорных анекдотов. Но, независимо от степени веселости, я очень рада, что люди записывают то, что помнят, и что присылают это мне для сайта. Кажется, за 10+ лет его существования как-то постепенно сложилось общее представление, что есть такие "Литорины на литорали", и что на них аккумулируется история северных биостанций. А значит, не зря я этот сайт затеяла.

Это было лирическое отступление. А сказать я хотела вот о чем. Среди сотрудников рыбохозяйственной лаборатории в статье фигурирует Ида Григорьевна Фридлянд. Я ничего о ней не знала.И не узнала бы, если бы не попыталась найти в интернете ее фотографии. Потому что фотографий к статье практически не было, и хотелось ее чем-то украсить (веселые картинки, ага), хотя бы портретами персонажей.
Фотографий Иды Григорьевны я не нашла, зато нашла вот что:

http://memo-projects.livejournal.com/39019.html
ФРИДЛЯНД ИДА ГРИГОРЬЕВНА
(1919-1995), ихтиолог (Москва); к. биол. н.; сестра Ф.Г. СВЕТОВА, жена И.А. Чердынцева; выступала в защиту брата; уч. в деятельности Фонда помощи политзаключенным (не ранее 1974-1980-е); подвергалась преследованиям: допросы по делу З.А. Крахмальниковой (1982), "беседы" и допросы в КГБ (1982), конфискация чемодана с личным архивом, предупреждение в милиции (1982). Умерла в Москве, похоронена на Востряковском кладбище.

http://freedom.grigoryants.com/book/chapter-3/part-3-9/
В Москве с конца семидесятых годов одна из известных диссидентских квартир принадлежала Иде Григорьевне Фридлянд — дочери известного историка французской революции, который шел «паровозом» по ежовскому делу историков, сошел с ума на допросах и на Лубянке умер. Ида Григорьевна была судима по какому-то делу, мужем ее был Иван Чердынцев, проведший в лагерях десять лет по делу ВСХон (партии Огурцова). Бывали у Иды Григорьевны очень многие приятели Ивана, бывал Венедикт Ерофеев автор эпопеи «Москва-Петушки», приходил сияющий ослепительной красотой Валера Сендеров автор «Интеллектуального геноцида», бывал и я, очень редко, — приезжая между первым и вторым сроком из Боровска. «Присматривал» за домом по-видимому Денисов (потом закадычный друг Новодворской) — странный и очень состоятельный официант в каком-то ресторане, чьи показания на Лубянке по делу Владимова (автора «Верного Руслана» и представителя в СССР «Эмниси интернейшнл) и его жены еще не были известны. Денисов выпросил у них какую-то зарубежную книжку, сообщил об этом на очной ставке, после чего Владимову можно было сказать — не поедете на Запад, поедете на Восток за распространение антисоветской литературы.
Братом Иды Григорьевны был известный писатель и хороший человек Феликс Светов, уже выступавший в защиту Солженицына, а в эти годы отчаянно боровшийся за освобождение своей жены Зои Крахмальниковой, начавшей издавать в том числе и зарубежом православный, подпольный альманах «Надежда».

http://www.proza.ru/2011/11/15/1708
Счастливая встреча с человеком, повлиявшим на меня сильно и пожизненно. Ида Григорьевна Фридлянд ( 1919-1995).
 С 1988 по 1993 я учился и закончил Московский инженерно-строительный институт им. В.В.Куйбышева. Утром шел убирать свой участок дворником (им я в целом проработал 5-6 лет), потом прибегал домой, наскоро мылся в нашей коммунальной исторической ванной, пил кофе и садился у Театра кукол на троллейбус «Б» ехать на лекции , на учебу. Надо сказать, что тогда еще театром руководил сам С.В.Образцов.
Так вот, будучи «матерым» жэковским дворником и подбиваемый острым классовым сознанием, я по наущению своих начальников двинулся ругаться с некоей француженкой, державшей на первом этаже свой кооператив – уж не помню, по какому поводу. Дверь мне открыла высокая худая женщина в мужской рубашке и с внимательными еврейскими глазами. Я навсегда остался ее поклонником. Она была по-матерински внимательна ко мне и положив мне оклад 100 руб (хорошие деньги!) наняла меня убирать у нее под окном. В ее доме я узнал, что такое интеллигенция – во всяком случае на ее примере определил для себя это слово. Это была среда работников, творцов, правозащитников, поэтов.


Самое поразительное, что Аркадий Павлович Алексеев, автор статьи и непосредственный начальник И.Г. Фридлянд, с явной симпатией отзывающийся о ней статье, что слышно даже сквозь сухой официальный тон, когда я показала ему результаты своих раскопок, ответил, что ничего этого он не знал. "У меня не было привычки читать личные дела сотрудников", - написал Аркадий Павлович.

Такие дела.
А если у кого вдруг есть фотография И.Г. Фридлянд, пришлите, вставим в статью.
Tags: Белое море, биостанции, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments