Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

25-летие августа 1991-го

25 лет прошло. Охренеть. Когда успело? Бойцы вспоминают минувшие дни. Приятно обнаружить, сколько новых, недавних знакомых вспоминает московский август 91-го. Как будто мы не год-два назад, а с 91-го уже знакомы. Из общей как бы песочницы. Что итак было очевидно, исходя из возраста, но нынче оказалось приятной новостью. Неожиданные бонусы ГКЧП.

А мне и вспомнить нечего. Потому что 19 августа 1991 года я была где? Правильно - там же, где и сейчас, на Белом море.В Лувеньге, на кордоне заповедника. Так что никаких фотографий танков и баррикад у меня нет. Странным образом, нет даже ни одной фотографии себя летом 91-го. Парой лет раньше - есть, парой лет позже - есть, а в 91-м - провал. Но вот примерно такая жизнерадостная фифа я была



И эта жизнерадостная фифа сидела на кордоне заповедника в одном доме, а в другом доме - сидели юннаты. Дом, где сидели юннаты, был тогда вот таким.

юнд

С еще не надстроенным вторым этажом, весьма мало благоустроенный, с трехъярусными нарами. Однако еще не нашлись тогда умные дяди, которые бы объявили, что детям в нем жить нельзя, поэтому дети в нем прекрасно жили. Конкретно в августе 91-го там жила питерская экспедиция ЛЭМБ под руководством Дмитрия Шлемовича Дворжинского.

Вот как раз Дмитрий Шлемович с моим шефом А.С. Корякиным, на том самом кордоне Лувеньга и может быть даже в том самом году.

02.073

Мобильных телефонов тогда не было в помине, интернетов тоже, а единственным источником новостей из внешнего мира у нас на кордоне был старенький радиоприемник, принадлежавший моему шефу и стоявший в его доме. Интрига же состояла в том, что как раз 19 августа шеф уехал в город, и дом его был заперт. Вместе с радиоприемником.

Не знаю уж, каким способом до юннатской компании все-таки дошли слухи о ГКЧП (может, в деревенском магазине что-то услышали), но ко мне пришел Дмитрий Шлемович с вопросом, нельзя ли как-то проникнуть в дом шефа, чтобы добыть оттуда приемник. Просьба была беспрецендентной и оправдывалась только беспрецендентностью московских событий. Как и наши последующие действия. Ключа от шефского дома у меня не было, и мы с ДШ приняли коллегиальное решение, что события дозволяют влезть за приемником через форточку. Что и было проделано. Шеф впоследствии даже не ругался, что тоже вполне беспрецендентно.

Не знаю уж, как и чему помог добытый таким образом приемник, из того, что удалось в нем выловить, я, например, все равно ничего не поняла. Запомнилась только общая зловещесть ситуации - страшные и странные слухи, проникновение через форточку, и все это на фоне черной августовской ночи, которая сама по себе воспринимается как нечто неординарное и зловещее, потому что темные ночи начались совсем недавно, и к факту их существования еще не успели привыкнуть.

Чуть большая ясность наступила через два дня, когда я отправилась в город, где мы отмечали день рождения шефа. Шеф только что получил новую квартиру в старом доме, и главной целью поездки была помощь в поклейке обоев, ну а заодно уж и день рождения. Эта картинка тоже осталась очень четкой: пустые комнаты с ободранными обоями, черная ночь за окном, какая-то невразумительная выпивка и закуска, накрытая на табуретке, и на табуретках же сидящие вокруг трое, мы с шефом и студент, бывший в заповеднике на практике. Настроение глубоко не деньрожденное, одна только глобальная тревога и неизвестность. Воздух свободы и обещание перемен, которое чувствовали те, кто находился в центре событий в Москве, до Кандалакши не доходил, нам оставалась только смутная тревога. Особо усиленная наличием в Москве близких, с которыми было не связаться, и тем, что как раз в это время много народу возвращалось с Белого моря в Москву, т.е. буквально - человека мы провожали на поезд еще до, а ГКЧП происходило в то время, пока он ехал, и во что человек высадится из поезда в Москве, и доберется ли он там до дома, было совершенно непонятно.

Все это, наверное, надо завершить какой-то моралью, но я не знаю, какой. Разве что такой, что даже событие, которое казалось совершенным концом света, практически никакне повлияло на твою отдельно взятую жизнь, как оказывается через 25 лет.
Tags: Лувеньга, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments