Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Category:

Как я чуть не опоздала на самолет в Исландию. Очень русская история

Прекрасным майским утром, в центре Питера, я села в маршрутку, которая должна была доставить меня в аэропорт Хельсинки. Жутко удобный сервис, особенно для таких трусов и паникеров, как я - забирают прямо из дома и привозят прямо в аэропорт. Времени в запасе было навалом, даже с учетом возможной очереди на таможне. Водитель маршрутки, был приветлив и заботлив, несмотря на дикое время, 4.30 утра. Он помог мне погрузить чемодан в машину и терпеливо дождался, пока я докурю. "Сигареты везете? - спросил он. - А сколько?". "Десять пачек, как разрешено," - ответила я, полагая, что таким образом он заботится опять же обо мне.
Как сильно я заблуждалась, я узнала через несколько часов, на финской границе...

Собрав по адресам всех пассажиров в Питере, мы двинулись в сторону Финляндии. По дороге, под фоновое радио, водитель и пассажиры принялись обсуждать международное положение вообще и Финляндию в частности. Я сжалась в своем уголке, жалея о невозможности отключить слух. Водитель, как и большинство пассажиров, оказались ярко-выраженными патриотами. Патриотизм их, как нынче принято, выражался в основном в том запредельном презрении, которое они испытывали к другим странам вообще и к Финляндии в частности. При том, что водитель зарабатывал себе на хлеб именно поездками в Финляндию. У одной из дам-пассажирок в Финляндии жила дочь. Другая ехала туда за покупками. Еще пара пассажиров с упоением рассказывали, насколько удобнее и дешевле лететь в их пункты назначения из Хельсинки, а не из Питера. Но никакого противоречия в ситуации никто, кроме меня, похоже, не видел. Россия в их беседе все равно оставалась родиной слонов, а Финляндия и финны - полным отстоем.

Незадолго до финской границы мы сделали остановку на заправиться и перекусить. Из магазинчика на заправке водитель вышел с 4 блоками сигарет. И попросил 3 пассажиров - как стало понятно задним числом, определенных им как некурящие - положить по блоку в свои вещи. Легкое смущение, которое вызвало у пассажиров его просьба, он легко преодолел заверением, что каждый имеет право провезти через границу 10 пачек сигарет. Некурящие пассажиры, две пожилые приличные дамы и молодой мальчик с европейскими повадками, учащийся в Амстердаме, смиренно запихали сигареты в свои вещи.

Отстояв небольшую очередь мы благополучно миновали российский и финский паспортный контроль, таможню, и уже совсем собрались выехать на финишную прямую к аэропорту, как вдруг... Вдруг нашу маршрутку завернули из общего потока и направили к отдельно стоящему зданию. "Ничего страшного, - оптимистично сказал водитель заинтересованным пассажирам. - Это бокс для более тщательного осмотра. Иногда так делают. Рядовая процедура".

Однако процедура, происходившая в боксе, выглядела не очень рядовой и навевала тревожные мысли. Нас, пассажиров, выводили из машины по одному, велев каждому взять свои вещи, и в разных углах помещения, без возможности нашего контакта друг с другом, перерывали сумки и чемоданы уже без дураков. У меня в чемодане лежали те самые пресловутые 10 пачек сигарет - не самых дешевых и россыпью, так они удобнее пакуются. На них бросили беглый взгляд и никаких вопросов не задали. Зато у дамы, которой наш водитель доверил свою контрабанду, нераспечатанный блок дешевых L&M вызывающе торчал из кармана сумки, явно диссонируя и с ее багажом, и с ее обликом. "Сколько это стоит?" - задал финский таможенник простой вопрос, держа перед носом у дамы извлеченные из ее сумки сигареты. Дама заметалась. Цен на сигареты она не знала даже приблизительно. В отличие от таможенника. Отчаянно зыркая по сторонам, дама попыталась рассказать неубедительную историю о том, что сама она не курит, а сигареты везет в подарок, и покупала она их тоже не сама, а дала деньги и ей купили... Финский таможенник терпеливо выслушал этот детский лепет, после чего изъял из нашей компании водителя и все 4 блока купленных им сигарет и ушел с ними в неведомое. Нам же было предложено с вещами (благо, уже вытащенными из маршрутки) проследовать и ждать в том павильончике, где благополучно прошедшие таможню рассаживаются по своим автомобилем.

Наше маленькое озадаченное стадо с чемоданами на финской границе. Водителя нет, маршрутки нет, информации нет. На вопрос, что будет и сколько ждать, финские таможенники не отвечают. Время 11 часов утра. Пока еще никто особо не торопится и не нервничает. Самый ранний рейс у меня - в 15.30.

Лишенные транспортного средства и резко сплоченные общим приключением пассажиры возбужденно обсуждают ситуацию. "Финны козлы" и "своих не сдаем" - два ведущих мотива обсуждения. Иначе говоря: а чего это они придираются, мы имеем право везти по 10 пачек каждый, мы ничего не нарушали. И: надо твердо стоять на своем, это наши сигареты, водителя не выдавать.

Информационная вставка. Действительно разрешен ввоз 10 пачек, но запрещена перепродажа. И это серьезно. Подробности тут>>

В таком режиме проходит час. Время от времени к нам наведывается один из финских таможенников и задает тот же вопрос: это были ваши сигареты или водителя? "Наши-наши, - ответствуют мужественные русские гражданки, - а когда нас...". Таможенник уходит. Время идет. Ситуация не проясняется.

Зато ко второму часу ожидания начинают меняться настроения. Впервые высказывается мысль о том, что водитель тоже не совсем прав. Но не в том неправ, что вовлек их в незаконный провоз сигарет, а в том, что не проинструктировал как следует. "Надо было все объяснить, сказать, сколько стоят эти сигареты, чек дать". Еще вариант: "Не надо ему было покупать сигареты на заправке так близко к границе. Они тут все повязаны, из того магазина таможенникам и стукнули". Дружное возмущение стукачами. Дружное возмущение финскими таможенниками.

При очередном появлении финский таможенник нежно отделяет одну из дам-"контрабандисток" от нашего стада и выводит на улицу. После пятиминутного разговора на улице дама возвращается: "Он сказал, что водитель признался, ну раз так, я тоже призналась, что это не мои сигареты". Мучительные предположения, а правда ли признался водитель или таможенник брал на понт.

Тут активные дамы наконец вспоминают, что водительские сигареты вез еще и тихий интеллигентный мальчик, следующий в Амстердам и осознают, что его почему-то таможенники не расспрашивают. "А я им сразу сказал правду, еще при первом досмотре, - говорит мальчик, явно зараженный гнилым духом Запада. - Зачем мне визовые неприятности?"

Впервые кем-то высказывается предположение, что те, кто везли водительские сигареты, могут тем самым подпортить свую визовую историю. Настроение дам заметно меняется от "своих не сдаем" до "мы тут не при чем".

На горизонте появляется наш водитель и подъезжает к нам. С радостным облегчением мы бросаемся ему навстречу, но оказывается, он только перегонял машину. На все наши вопросы он только злобно матерится и уходит обратно, в лапы гестапо в здание таможни.

Меж тем время переваливает за 12. Мой самолет улетит через 3,5 часа. До Хельсинки еще часа два езды, а развязки нашей истории не предвидится. Я понимаю, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Поэтому я сколачиваю маленький коллектив из тех, кому опоздание на самолет грозит также неумолимо, как и мне - еще у двух мужчин рейсы через пол часа и час после моего. Вместе мы бросаемся к суровым финским таможенникам и пытаемся что-то выяснить у них о своей судьбе. И они, кажется, даже проникаются к нам некоторым сочувствием. Но все, что могут сказать: "У вашего водителя большие неприятности из-за сигарет. Он находится в таможенном офисе. Сколько продлится разбирательство, неизвестно".

12.30. Мой самолет улетит через три часа. Мы мечемся как бешеные зайцы, бросаясь ко всем идущим через таможенный пост машинам и автобусам. Ясное дело, все они идут полные. Или не туда, куда нам надо. Остальная часть нашего своеобразного пассажирского коллектива тоже постепенно осознает, что ситуация аховая. И начинает названивать диспетчеру фирмы, которой мы доверили свою доставку до Хельсинки. Ни к чему, кроме бессмысленных переговоров эти звонки не приводят.

13.10. Чудо! В тот момент, когда я уже прощаюсь с надеждой, наконец появляется маршрутка, идущая из Питера в аэропорт Хельсинки и в ней есть свободные места. "Но только это будет стоить по 1000 руб. с человека", - предупреждает водитель. Ха! В этот момент с нас можно было слупить много больше.

Остается сказать, что следующие два часа дороги до аэропорта прошли для меня в истерическом сравнивании стрелки часов с километровыми столбиками, и что к тому моменту, когда я подлетела к стойке регистрации, там уже не было ни одного человека.

Селфи на фоне самолетика, который сейчас повезет меня в Исландию. Не будь всей описанной предыстории, мне бы и в голову не пришло фотографироваться с ним. Хотя все уже кончилось хорошо, вид все еще затравленный.

1

P.S. Через 10 дней, совершая обратный маршрут из Хельсинки в Питер таким же манером, на маршрутке, я узнала, что наша эпопея уже облетела всех питерско-финских извозчиков. Судьба остальных пассажиров, с которыми я ехала, осталась неизвестной, а водитель лишился финской визы, а заодно и работы. "Но его можно понять, - прокомментировал ситуацию новый еще не лишившийся визы водитель. - Мы все стараемся подработать. Потому что получаем мы за рейс Питер-Хельсинки-Питер знаете сколько? Три тысячи рублей! А это почти сутки за рулем. Просто надо с умом это делать. И пассажиров не подставлять".

Надо ли добавлять, что никаких комментариев, извинений, а тем более попыток вернуть деньги за проезд, от фирмы-перевозчика в мой адрес не поступило?..
Tags: Исландия, Финляндия, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments