?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

По просьбам радиослушателей про науку в Канадских ООПТ рассказывает Елена Крейцберг, биолог, специалист по охране природы Канадского общества парков и дикой природы.
Чтоб читалось веселее, я ни к селу, ни к городу проиллюстрировала текст фотографиями с подписями, которыми Елена сопровождает свои письма. Очень симпатично и эко-просветительно:)

олень
Белохвостый или виржинский олень значительно расширил свой  ареал к северу благодаря человеческой деятельности. Этот олень населяет молодые леса и их окраины. Вырубка сплошных массивов леса привела к образованию пригодных мест обитания. Олени обычны на фермах и в зеленых зонах городов, где зимой они часто приходят в места, где их подкармливают люди.

Я - биолог по охране природы, работаю в Канадском обществе парков и дикой природы (Оттавское отделение). Работаю - не полную рабочую неделю - 3 дня в неделю, так как у общества нет средств на содержание двух сотрудников на полную ставку. Я - второй сотрудник, после исполнительного директора. Постоянно подаю на работу в разные ведомства, включая парки, Онтарийское министерство охраны природы, Канадское министерство (Environment Canada), но конкуренция очень большая - и шансы в моем возрасте и с моим "не коренным" происхождением не велики. Во времена Харпера штат всех этих ведомств сократили примерно на 40%; и восстановление еще не началось. Считаю, что в бывшем Советском Союзе были попытки создать хорошую систему охраны природы - но не получилось.
Здесь нет такого понятия, как научный отдел в парках и мониторинг. Два парка, с которыми мы работаем - Алгонкин и Гатино, имеют в своем составе по одному (максимум 2) научных сотрудника, которые работают по темам, в соответствии с Планами управления, составляемыми на срок до 10 лет. Мэнеджеры (управляющие) парками обычно заключают договора на лето с университетами, студенты которых (дешевая рабочая сила - оплата 10-12 д. в час) проводят тематические исследования, чаще всего только в период летних работ. Но нет гарантии, что парк эти исследования продолжит, потому как все упирается в ресурсы (которые не постоянны и найти сложно).  Мы, например, пытались в прошлом году собрать данные по гибели фауны на дорогах вокруг парка, но волонтеров в нашем случае найти было невозможно - до парка ехать 50 км, а мы даже транспорт не могли обеспечить. Сотрудники парков пытаются также наладить мониторинг, но этот мониторинг обычно связан с воздействием (или предполагаемым воздействием) на парк, например, мониторинг инвазивных видов - как далеко они проникли в парк и в каких местах. Гатино Парк недавно пробил средства на проведение исследований по волкам и койотам, в результате которых было установлено, что в этом парке все волки - не волки вовсе, а койоты с примесью волчьей крови. В последние десятилетия министерство окружающей среды проводит ежегодный мониторинг дикой фауны (птиц, оленей и т.д.) на севере, но это стало возможным только в связи с обеспокоенностью за последствия воздействия климата. Один эколог в парке собирает всю возможную информацию - по растениям и животным, то есть проводит мониторинг, напоминающий ведение летописи природы.

кукша
Канадская кукша, оседлый вид, населяющий тайгу. За ее беззастенчивый характер и отсутствие страха называют ее еще "виски-Джек" (проще - собутыльник). Фото сделано 2 недели назад в Алгонкин парке. В парке, где проходит южная граница распространения вида, проводится мониторинг ее популяций. Все птички, которых я там видела, помечены разноцветными кольцами...
.
Если ты работаешь в НПО (как я), то работа оплачивается по довольно низким ставкам. Работа в гос-службах оплачивается очень хорошо. Например, в Онтарийском министерстве - позиции, на которые я подавала, начинаются от 980-1200 д. в неделю и т.д. Конечно, с этой суммы вычитаются налоги (таксы) - около 30 процентов с зарплаты, больше зарплата - выше налоги.  Но то, что получают сотрудники после вычетов, вполне обеспечивает достойную жизнь. Поэтому конкурс на эти позиции очень высокий. В связи с политикой Харпера ситуация в секторе усугубилась настолько, что даже на позиции в НПО конкурс был больше 50-90 человек на место.
...Моя знакомая девочка, которая пришла также как и я волонтерить, после университета в национальный офис, получила свою первую работу - 2 дня в неделю - почти через два года, на эту позицию, кроме нее, подали 87 человек (в основном, молодежи). Только несколько месяцев назад она стала работать на полную ставку... Иммигрантам и недавним выпускникам - труднее всего, так как работ в секторе немного и надо иметь хорошие связи, или быть исключительным, чобы пробиться. В общем, все как было в Союзе.
Так что не надо думать, что в мире капитализма все "сахарно", даже в Канаде, перенявшей очень много социальных программ из практики Советского Союза, не все идеально, что уж говорить, об остальных странах. Однако, сама организация охраны природы вместе со всеми ее минусами, мне в этой стране очень нравится. Думаю, что Канада могла бы послужить моделью, например, для России, но не для абсолютного копирования, а для внедрения в систему рацональных элементов управления окружающей средой, которые себя хорошо зарекомендовали.

заяц
Фото зайчишки (Американский заяц-беляк) сделала на днях в зеленой зоне города. К середине зимы голод их допекает и они начинают приходить к кормушкам. А в этот раз я еще принесла морковки, так что зайцы еще и напировались. А морковку любят, действительно, на капустную кочерыжку внимания не обратили, а морковку сразу разнюхали
.
В Оттаве есть целый институт (помимо министерства), который занимается исследованиями дикой природы - называется Национальный центр исследований дикой природы. В рамках его программ ведутся и мониторинговые исследования. Помимо этого тематическими исследованиями занимаются все университеты, где есть биологические факультеты. Помимо этого в провинциальных министерствах есть позиции - меенеджер-биолог (это то, на что я продолжаю подавать), они есть во всех подразделениях (больше 30, например, по Онтарио). Биологи ответственны за проведение мониторинга по промысловым видам, на основании учетов, которые они проводят, определяются квоты добычи на те, или иные виды. Помимо этого существует огромное количество консалтинговых фирм, занимающихся оценкой состояния окружающей среды во всех проектах развития. В таких фирмах обязательно есть штатные биологи, так что профессия востребована. Но реально специалистов в вузах готовится больше, чем нужно, поэтому и кокуренция очень высокая.

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
marinta
Feb. 3rd, 2016 02:41 am (UTC)
Очень интересно, спасибо.
morita
Feb. 3rd, 2016 08:59 am (UTC)
спасибо
Ilya Osipov
Feb. 3rd, 2016 12:37 pm (UTC)
Все сказанное в большой мере справедливо и для США. Парки это прежде всего охрана и организационные службы. Тут даже термин экопросвещение не вполне пригоден. Науки практически нет. А если и есть то на мизерных зарплатах.
alexandragor
Feb. 3rd, 2016 12:49 pm (UTC)
В комментах к другому посту рассказывали немножко про США, скопирую сюда:

mary_spiri
28 янв, 2016
Насколько я знаю, своих научников в американских парках нет, все пришлые. Свои только рейнджеры, задача которых поддержание порядка. А научники приезжают из университетов. Впрочем, бывают стационарные научные станции. Например в нац монументе Джон Дэй в Орегоне ведется постоянная палеонтологическая работа, есть станция, доступ в которую закрыт, и палеонтологический музей для посетителей. Рейнджеры в музее наблюдают за порядком, а некоторое количество ученых чистит ископаемые за стеклом на глазах восхищенной публики. Впрочем эти ученые скорее всего не являются сотрудниками парка. Кроме университетов, бывают еще институты, организованные на частные пожертвования, один такой работает в Джон Дэй. Что касается научной работы, то темы и плата определяются грантами. С получением грантов в последние годы дела обстоят довольно плохо, денег выделяется явно недостаточно. А если грант получен, то зарплаты более менее стандартные: 15-20 тысяч в год на аспиранта, 25-40 на лаборанта, 45-60 на постдока, профессура в зависимости от ранга получает 80-120 и более тысяч в год. Налоги составляют от одной пятой до одной трети, остальное на руки.
panzer_bjorn
Feb. 3rd, 2016 09:45 pm (UTC)
Правильно, у меня было то же представление о науке в нацпарках США и Канаде исходя из общения с коллегами. Зато перед нацпарками и не ставят тех задач, которые стоят перед нашими научными отделами. Объем требуемых работ по мониторингу и исследованиям сохранился с советских времен, а штат и зарплату пытаются делать совсем мизерную по аналогии с США и Канадой))) Но заметьте, сколько там других организаций, которые ведут мониторинг и исследования, связанные с изучением и сохранением природных ресурсов, в том числе, и на территории парков. Елена упоминает о биологах-менеджерах (здесь слово менеджер означает совсем не то, что у нас, а тех, кто занимается менеджментом дикой природы) в администрациях того или иного штата. В некоторых штатах несколько биологов. Мне несколько раз приходили извещения о вакансиях таких биологов на NWT (Северо-Западные территории) и провинции Нунавут. Там несколько ставок с вполне приличной зарплатой. И эти биологи делают очень многое, т.к. не зависят от грантов. У нас аналогом бы служили биологи в охотуправлениях при областных администрациях. Их нет. Есть там и Fish and Wildlife Service, где работает много очень сильных биологов на государственном бюджете. А у нас в реальности есть биологи только в нескольких академических институтах, которые мониторингом не могут заниматься по причине грантовой системы. Университетские почти не в счет, они заняты преподаванием, ну и гранты тоже. Остается несколько ведомственных институтов с минимальным финансированием, да научные отделы в заповедниках. Все влачат жалкое существование. Совершенно нет маневра в научном обосновании менеджмента дикой природы...

Поэтому у меня нет никакого пиетета к нашей системе научных отделов ООПТ по сравнению с системой в той же Канаде...
alexandragor
Feb. 4th, 2016 12:36 am (UTC)
К системе пиетета нет, а вот к людям в ней работающим, очень даже есть))

"а штат и зарплату пытаются делать совсем мизерную по аналогии с США и Канадой" - вот я отчасти потому и нахожу полезным про все это писать, что у нас много чего делают как бы по аналогии с США, только аналогия реализуется весьма частично, а людям и невдомек, что им не все рассказали.
dmitryarachn
Feb. 4th, 2016 07:34 am (UTC)
Добавлю цитату одного из уральских арахнологов про сборы пауков на Урале- "москвичи этой грязью заниматься не будут". (под москвичами можно понимать РАНовских учёных. Это не обида на "москвичей", а просто объективная реальность.
dmitryarachn
Feb. 4th, 2016 07:31 am (UTC)
"""А у нас в реальности есть биологи только в нескольких академических институтах, которые мониторингом не могут заниматься по причине грантовой системы. Университетские почти не в счет, они заняты преподаванием, ну и гранты тоже"""

Проблема далеко не только в грантах. 1. Академических и университетских биологов-"полевиков" мало, вернее очень мало (если говорить о РФ в целом); 2. Исторически сложилось, что у РАНовских и ВУЗовских биологов иные задачи и интересы. По насекомым и паукам, которые мне лучше знакомы- это прежде всего фаунистика и систематика, главным образом в "экзотических" регионах (по географии и административному подчинению) и, соответственно, экзотические виды и группы. Энтомологам из того же ЗИНа или МГУ неинтересны массовые сборы в течение всего сезона, скажем, жужелиц, стафилинов или пауков, собранных в относительно хорошо изученном регионе (в моём случае это Сев. Урал). Хотя подобные сборы (в максимально возможном количестве биотопов и в течение максимально возможного периода времени, в идеале "от снега до снега") очень интересны и ценны в плане экологии многовидовых сообществ (в том числе фенологии!). И, кстати, такие долговременные сборы в нетипичных биотопах и в нетипичное время часто дают новые для данной территории виды (часто нехарактерные). И именно в заповедниках и руками "заповедницких научников" возможно проведение таких работ, так как сотрудники заповедников живут в данной местности и прекрасно её знают. Мало кто из "варягов" может и хочет "сидеть" с весны до осени в какой-нибудь тьмутаракани, ибо это "банально, пошло и вульгарно", нет времени и денег. Приезжих также надо знакомить с территорией и местными условиями.
На примере Респ Коми скажу, что у биологов института биологии Коми НЦ просто нет возможности и времени заниматься долговременным мониторингом на ООПТ. Республика огромная, а зоологов и ботаников в институте мало. До нас (Печоро-Илычский заповедник) добираться далеко, дорого и сложно. В последние годы институтские учёные в Коми занимались главным образом инвентаризацией фауны и флоры региональных ООПТ, которых на территории Коми довольно много. И только недавно власти и учёные спохватились- оказалось, что по этим местным ООПТ практически ничего не известно, они значились только на бумаге.
В общем опираться на РАН и вузы заповедникам можно в тех регионах, где поблизости есть соответствующие учреждения.
panzer_bjorn
Feb. 4th, 2016 07:44 am (UTC)
Все верно, Ваш рассказ абсолютно подтверждает мои мысли. У нас вообще нет ни университетской, ни академической биологии, и таких регионов множество... И, кроме того, на гранты многолетний мониторинг каких-либо природных объектов не сделаешь. А в заповеднике можно сделать на голом энтузиазме, как я делал это на острове Врангеля в 90-х гг.

Edited at 2016-02-04 10:47 am (UTC)
( 9 comments — Leave a comment )

Profile

tasha
alexandragor
Александра Горяшко
Website

Tags

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner