Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Запоздалое признание

Должна признаться - я не люблю туристов. Просто терпеть не могу. И не смотрите, что у меня в интересах указан "туризм". Это он там совсем в другом смысле указан.

Но вот эти вот -  непременно устраивающие в поезде гам и тащущие с собой сразу несколько гитар, в ярких курточках из декатлона или показательно столетних штормовках, эти, вся цель которых сводится к бесцельному преодолению пространства и последующему торчанию от себя, преодолевшего, - этих не люблю.
Они ходят стадом и смотрят на остальной мир свысока. Они считают себя "своими" в любом месте на том лишь основании, что они до этого места добрались. Это "их" место, а местные жители - это так, забавные мартышки в зоопарке. Про географию, историю, природу мест, на которые ступил их тур.ботинок, они знают лучше и больше, чем любые другие источники, местных жителей включая. Даже в том случае, если не знают ничего.
Это после их героически бесцельных походов горят леса и покрываются мусором берега морей и рек. Нет, "экологическая культура" растет, я согласна. Они уже не все и не везде оставляют мусор. И даже, возможно, не все разжигают костры где ни попадя. Но разжигают их обязательно. Иногда кажется, что они только за этим и идут - чтобы забраться как можно дальше, пройти там как можно дольше, и за время пути разжечь максимальное количество костров. "Дым костра создает уют", - плавали, знаем.
Зато они поют песни. О, они только и делают, что поют песни. Такое вот у них времяпрепровождение - покорять пространство и покрывать его песнями.

Конечно, каждый имеет право проводить время так, как ему нравится. Но и каждый имеет право не любить того, кто ему не нравится. Я не люблю туристов.

В начале 90-х (точного года не помню), в конце августа на Лувеньгских сопках начался пожар. Лувеньгские сопки, это те, что на заднем плане, поселок между ними и морем. Высота сопок около 600 м.

лу
фото varandej.livejournal.com

Начался он почти на самой вершине. За пару дней до этого на сопки ушла группа туристов. Местные там, на самой вершине, не ходят, поскольку не имеют привычки шляться бесцельно, а делать им там нечего. На вершине сопки - тундра. Мхи, лишайники. В конце августа они совсем сухие, вспыхивают моментально. А дым костра, как известно, создает уют.
Ночи в конце августа уже темные, и по ночам становилось жутко - яркие гирлянды огня опоясывали сопку. Это продолжалось несколько дней, и с каждым днем огонь спускался все ниже и ниже. И сделать ничего было нельзя. Огонь остановили только когда он совсем спустился вниз и начал подбираться к жилым домам и ЛЭП.
Мы ходили на ту сопку через год, следующим летом. Вернулись все в саже, как из печной трубы вылезли. Там, где шел огонь, осталась черная, мертвая, обугленная просека. Она зарастает, конечно. Потихоньку. Сейчас, через 20 лет, она все еще видна.
Вот на этой страничке сайта Кандалакшского заповедника я сделала подборку фотографий с мест пожаров через разное количество лет. Это, например, через 10 лет после пожара

gar_7

Хотела поприводить еще примеров, но как-то сплохело. Пойду лучше поработаю..
Tags: shit, Белое море, размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments