Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Categories:

"Хруп. Воспоминания крысы-натуралиста". Судьба автора книги

В незапамятные времена, когда я только начинала делать Биологическую библиотеку для школьников, одна светлая (и присутствующая здесь:)) голова посоветовала мне включить туда книгу "Хруп. Воспоминания крысы-натуралиста".
При первом рассмотрении книга была мною отвергнута как излишне художественная, но позже, отчасти помимо моей воли, в библиотеке образовался раздел Литературная биология, после чего "Хруп" вновь настоятельно был рекомендован мне незнакомым, но убедительным читателем.

Ну хорошо. Книгу я разместила. И успокоиться бы на этом, да? Никто ж от меня больше не ждет, да?
Но нет. Зачем-то я сама себе придумала, что писать в этой библиотеке надо не только о книгах, но и об их авторах. И зачем-то в биографию каждого автора я еще и врубаюсь, вместо того, чтобы тупо скопировать ее из википедии.

И хорошо, когда автор какой-нибудь Ленин Брэм или Дарелл, про которых мы типа итак все всё знаем. А тут какой-то Александр Леонидович Ященко. Никаких ассоциаций.
Книжка притом, чтоб вы понимали, написана в 1903 г. Такая симпатичная, старорежимно неторопливая книжка. "Я - старая, дряхлая крыса Хруп... При жизни я многих понимала, но меня… никто. Повторяю, что это тяжело, очень тяжело, и я никому, даже врагу, не желаю такого ужасного одиночества. Все, что здесь написано, написано правдиво: я писала все, что видела, я писала все, что думала... Я, конечно, могла ошибаться, но если ошибаются даже люди, то крысе это и подавно простительно. Не посетуй, читатель, если где-либо тебе станет скучно при чтении моих воспоминаний: иной раз, ведь, невольно занесешь на страницы то, что интересно только самому пишущему. Я жду не похвалы твоей, а одного только сочувствия бедной дряхлой крысе, столько видевшей, пережившей и не имевшей никого при жизни, с кем бы поделиться мыслями…".

Начинаем читать биографию автора. Любители "Хрупа", которые мне книжку настоятельно рекомендовали, читали ее в детстве, и тогда вряд ли сильно интересовались автором. Так что давайте теперь поинтересуемся вместе. Начало ее увлекательное, но в целом ожидаемое.

yashenkoАлександр Леонидович Ященко родился в 1868 г. в городе Бугуруслан Самарской губернии.
Окончил естественное отделение физико-математического факультета С.-Петербургского университета.
Будучи студентом, совершил экспедицию в Русскую Лапландию (с В.В. Семевским) и в Закаспийский край и Бухарские владения (с Н.А. Зарудным ) с фаунистическими и этнографическими целями.
По оставлении при университете ездил в командировку в разные государства Западной Европы, работал на Неаполитанской зоологической станции.
По возвращении был назначен хранителем зоологического кабинета Санкт-Петербургского университета.
Состоял учителем многих С.-Петербургских среднеучебных заведений. Вел практические занятия со студентами, с офицерами курсов при педагогическом музее военно-учебных заведений.
В 1903 г. ездил от Академии Наук в Австралию. Собранные этнографические коллекции пожертвовал Императорскому русскому географическому обществу, зоологические - Академии Наук.
Напечатал: "Отчет о поездке в Русскую Лапландию летом 1887 г." ("Труды Санкт-Петербургского Общества Естествоиспытателей", отделение зоологии, XIX, 1888); "Орнитологические наблюдения на Средней Амударье в районе Чарджуй-Келиф" (ib., XXII, 1891); "Скафандр и его применение к зоолого-ботаническим целям" (ib., XXIII, 1892); "Некоторые зоологические учреждения Западной Европы" (ib., XXIV, 1894); "Несколько слов о Русской Лапландии" ("Этнографическое Обозрение", книга XII, 1892).
Сотрудничал в журналах "Обозрение" (критика преимущественно детской и популярной литературы по естествознанию), "Народном Образовании", в переводе Брэма "Жизнь животных" и др.

Дальше начинают откапываться вкусные подробности. Вот поездка в Австралию в 1903 г., в том самом, когда был издан "Хруп": Ездил он туда, оказывается, на собственные средства.
(по материалам
http://www.52ch.ru/ и http://aboriginals.narod.ru/iashchenko.htm)
Около озера Эйр, в 1903 году он охотился вместе с аборигенами из племени диери, учился добывать воду из корней растений, разжигать костер трением деревянных палочек. Собранная им этнографическая коллекция хранилась в Музее антропологии и этнографии. Эта коллекция выгодно отличалась от других австралийских коллекций своей полнотой и разносторонностью. Ее собиратель подошел к своей задаче с пониманием дела и научной инициативой. Она принадлежит к числу лучших коллекций австралийского фонда Музея антропологии и этнографии и отразила многие стороны жизни и быта аборигенов и дает в руки исследователя все самое характерное для традиционной культуры этого народа: каменные орудия, оружие (бумеранги, копья, копьеметалки, щиты), принадлежности для добывания огня, утварь из дерева и коры, предметы культа и магии (чуринги, ритуальная обувь, орудия колдовства) и многое другое. Здесь представлены вещи из Центральной, Южной и Западной Австралии, из Квинсленда. Особенно интересны предметы, бытовавшие у племен тропических лесов, окружающих Кэрнс, – подобные изделия нигде больше на континенте не встречаются. Здесь были и орудия труда, и оружие, и предметы культа, и все это - из разных частей континента.
В 1956 году коллекцией Ященко А.Л. заинтересовался Владимир Кабо. В то время имя Ященко уже было почти забыто. Вспомнить его смогла только старейшая сотрудница Музея антропологии и этнографии Евгения Эдуардовна Бломквист. Ранее, когда она училась в Петербургском женском педагогическом институте, А.Л.Ященко читал там курс этнографии. Дочь Ященко чудом сохранила дневник его путешествия в Австралию. Стараниями В.Кабо часть этих записок в 1957 г. была напечатана в журнале "Советская этнография", № 6 под названием "А.Л.Ященко и его путешествие в Австралию". Полностью дневник был издан Географгизом, однако его подвергли значительной редакционной правке, как это широко практиковалось в те годы. Дневник Ященко также нуждался в серьезном этнографическом и историческом комментарии, чего так и не было сделано.
Исследователь трудов А.Л. Ященко Владимир Кабо пишет: «И вот передо мною - покрытые красноватой охрой бумеранги и щиты, склеенные кровью туфли из перьев, тускло мерцают каменные чуринги с загадочными знаками на поверхности, подобно каплям крови блестят красные зерна какого-то тропического растения... Эти мертвые, немые вещи, их надо оживить, заставить заговорить, и тогда - как много они могут рассказать...». Описание коллекции А.Л. Ященко, сделанное В.Кабо было опубликовано в 1960 г. в Сборнике Музея антропологии и этнографии, т. XIX. Это была первая полная научная ее публикация.


В 1980-х гг. канадский историк Глинн Барратт перевел и прокомментировал главы из дневника Ященко для Института по изучению аборигенов, а в 2001 г. австралиец Петер Тилли издал с комментариями перевод всего дневника Ященко.


3 февраля 1917 г. /чертовски вовремя!/ действительному статскому советнику Александру Леонидовичу Ященко пожалован герб, внесенный в Часть 20 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 123. Описание герба: «В лазуревом щите золотая пчела, сопровождаемая по бокам и внизу того же металла пятиконечными звездами. В золотой главе щита накрест два червленых изогнутых меча, остриями вниз. Над щитом дворянский коронованный шлем. Нашлемник – три страусовых пера: среднее – лазуревое, крайние – золотые. Намет лазуревый с золотом».

На этом благополучная и полная увлекательных путешествий жизнь статского советника Александра Леонидовича Ященко заканчивается. Послереволюционных ему осталось еще 20 лет, и известно об этих годах только то, что с 1927 г.
он жил в захолустном городе Сергач в Нижегородской области. Работал школьным учителем и, рассказывая на уроках географии об Австралии, показывал сохранившиеся у него копья и бумеранги. Половину своего дома отвел под музей, состоящий из собранных им самим коллекций, выступал с лекциями, публиковал научно-популярные и краеведческие статьи в местных изданиях.
/по материалам http://elenagovor.narod.ru/Iashchenko.htm и http://www.52ch.ru/index.php/blog/viewtag/78/


20 ноября 1937 года Александр Леонидович Ященко был арестован и обвинён по части 1 статьи 58-10 Уголовного кодекса РСФСР (шпионаж). Решением Особого совещания от 17 декабря 1937 приговорён к расстрелу, приговор исполнен 3 января 1938 года.
Довольно много информации о семье и аресте нашлось на сайте Австралийская мозаика. Оттуда:
Дело № 15331 по обвинению Ященко Александра Леонидовича. Начато 20 ноября 1937 года. Окончено 23 августа 1958 года. Ордер на арест А. Л. за № 3963 выдан 20 ноября, арест и обыск произведены 20 или 21 ноября, 17 декабря А. Л. осужден УНКВД (тройкой) Горьковской области к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение 3 января 1938 года. Содержался в Горьковской тюрьме, расстрелян, скорее всего, у стен Бугровского кладбища, недалеко от тюрьмы. … В основном ему вменялось в вину, что он везде говорил, что его сын арестован несправедливо. Он был осужден по ст. 58, п. 10, ч. 1.


"После его ареста бумеранги еще долго летали по Сергачу, дома у него был музей и колоссальная библиотека. Книги жгли, бесценные книги, его книгами два дня топили городскую баню, а часть спалили в костре, некоторые книги спасли мальчишки, есть дома в Сергаче, где они хранятся».

«С музеем и библиотекой, — вспоминает дочь В. А. Никифорова, — поступили прямо зверски, как вандалы. Сначала взяли все книги, которые нужны были школе и учреждениям. А ненужными книгами топили городскую баню. А вещи музейные (кстати, окаменелости и т. д.) везде валяются: на полу, на дворе, на улице. Если бы Александр Леонидович это видел? Вот тебе и культура...».
Помнит эти дни и Александр Леонидович-младший: «При реквизиции дома погибло очень много музейных редкостей. Много книг было сожжено в котле городской бани, растащено; исчезли письма М. Горького, В. И. Ленина.
На чердаке дедовского дома находились старинные рыцарские латы, некогда принадлежащие моему отдаленному предку... В 1937 г. эти рыцарские доспехи (панцирь, головной шлем и т. д.) были выброшены работниками органов НКВД и их пособниками в тот овраг, что был возле дома, вместе с массой других вещей. Рыцарский шлем ребятишки, помнится, гоняли палкой по оврагу. Потом все это куда-то исчезло...»

****
В 1903 г., за 35 лет до расстрела Александр Леонидович Ященко закончил свою книжку о крысе Хрупе такими словами:

"Я устала, я очень устала: слишком много работала моя голова, чтоб воспроизвести в стройной последовательности цепь приключений моей жизни. Я доскажу до конца свою жизнь, как только отдохнет мой старческий мозг.

Я видела тропический мир, я изучала глубины морские, я жила среди полярных льдов, бродила в дремучих лесах… Эти воспоминания слишком дороги мне, чтобы я не воспроизвела их в своей памяти. Когда это будет? Только не теперь!
Читатель, дай мне отдохнуть…"

Tags: биокнижки, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments