Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Categories:

Научные лошади

Мопед лошадь материал не мой. Нижеследующее не авторский пост, но компиляция и призыв. Призыв к тем, кто помнит времена, когда на научных беломорских стационарах работали лошади. Давайте вы их повспоминаете, о них напишете, найдете их фотографии?
Мысль, что надо бы сохранить истории об этих лошадях, появилась после следующей публикации в фейсбучной группе Друзья Беломорской биологической станции МГУ:

goshka

О.Павел отвозит И.В.Бурковского на станцию. Конец 1980-х гг.
В Черной речке на 29-м году жизни скончался заслуженный конь Гоша.
В числе прочих он доставлял в Черную речку и увозил оттуда и членов тамошнего научного сообщества. Заслуги Гоши перед наукой столь велики, что он даже удостоен фотографии на сайте об истории научных стационаров "Литторины на литорали":

Приведена фотография из архива И.В. Бурковского. От себя добавлю еще одну лошадиную фотографию из того же источника

goshka_1

Под публикацей в фейсбуке сразу образовалась небольшая цепочка комментариев-воспоминаний о научных лошадях:


  • Ирина Кобузева Светлая память Гоше! При нас на биостанции жил Смелый, он великих подвигов не совершал, но животина, милый был.

  • Друзья Беломорской биологической станции МГУ имени М.В.ЛомоносоваСмелому тоже доставалось: как выпадет снег, по два раза в неделю в Пояконду и обратно - почта, продукты, приезды-отъезды. И Майке, кто помнит. Она еще и жеребят приносила, некоторых оставляли, а некоторых съедали, что в небогатые советские времена было на ББС совсем нелишним. Тогда, ведь, снегоходов "Буран" не было, а другой технике по трассе и сегодня пути нет. Приезжая в цивилизацию, в Кандалакшу, например, и выклянчивая что-нибудь в магазинах и уговаривая дать талон ко врачу поликлинике ("почему именно сегодня? Почему не можете прийти на следующей неделе?") , мы так и говорили: "18 километров бездорожья, лошадь два раза в неделю" Помогало (иногда). Лошадь - было ключевое слово. А еще как-то пришлось покупать в аптеке 20 пенициллинок с зеленкой (нужна была не зеленка, а сами пенициллинки, для проб мейобентоса), пришлось врать - мол, лошади раны замазывать. Помогло! Волшебное слово - лошадь, особенно если она и вправду существует. Так что светлая память всем лошадям на всех отдаленных северных стационарах - без них науки бы не было!


  • Ирина Кобузева В свободное время Смелый бродил по литорали, куда выбрасывали объедки, или по заднему двору кухни, выпрашивал что-либо. Или пытался стянуть еду у чистильщиков картошки на общественных работах... Гоняли бедного... И было незамысловатое двустишие: "Смелый, будь настороже, помни кафедру ФЖ!"

  • Друзья Беломорской биологической станции МГУ имени М.В.Ломоносова Этот стишок был начертан на изгороди вокруг помойки, что возле столовой, ее построили студенты с кафедры физиологии животных на общественных работах, и над воротами установили деревянное изваяние страшного идола с подписью: "Кыш". Эту помойку так и звали "кышем".


  • Alexandra Goryashko Есть фото Смелого и Майки и годы их жизни? Тема достойна отдельной статьи.

    • Друзья Беломорской биологической станции МГУ имени М.В.Ломоносова У меня нет, надо рыться в архивах и спрашивать "стариков", кто тогда фотографировал - это тогда не все могли. Но обязательно должны быть, особенно - в 1980 году, когда на ББС приезжала команда из журнала "Химия и жизнь" и бард Александр Суханов. В честь их приезда на коне Смелом студенты написали, с одной стороны "Химия", а с другой "жизнь", а на катере "Научный" к его названию приписали "ЛЖЕ". В их приезд много говорили о лженауке и как ее отличать от настоящей науки. Такая, оказалось, вечная тема.



Прим. Т.А. Бек: Кстати надписали лошадь не студенты, а преподаватель  -  моя однокурсница и подруга  Галина  Павловна Салькова. А студенты только держали :)

Если вы прочитали эти комментарии, то, наверное, поймете, почему мне захотелось развить и дополнить эту тему.

Слышала, что была лошадь в заповеднике, на Ряжкове, но никаких подробностей не знаю и фото не видела, кто поможет?

А вот про лошадей ББС МГУ кое-что получилось сразу найти в сети.

Про кобылу Майку. История отсюда

Как лошадь из болота тащили
История эта произошла в районе 1995 - 1996 годов. На станции держали лошадь. Использовалась она в основном как транспорт до Пояконды зимой. Летом лошадь обычно отправляли отъедаться на луга Черной реки, а зимой возвращали на станцию и выполняла свои обязанности по штатному расписанию. В тот год это была кобыла Майка. К тому времени (как это называется у них?) жеребая(?). Короче беременная на ранних стадиях. Где-то в середина ноября. Уже выпал снежок (в лесу - выше колена). Температура где-то -10С. Подморозило. Решили лошадь возвращать на станцию. И Таурьянин дал указание Нифакину и Мордашову привести Майку из Черной реки на станцию. Не по чернореченской тропе(!), поскольку болота, застывают не сразу и можно провалиться лошадью, а по берегу.
Отправились на Черную они где-то в пятницу и в субботу - воскресенье должны были привести лошадь.


Воскресенье. Cижу дома, с утра никуда не надо. Да и воскресенье… Потом, уже позже, часов в 10, стук мне в дверь.
Борисов. И своим высокопарно-витиеватым языком спрашивает, не соизволю ли я, если конечно, не занят, пойти помочь. А то все мужики мобилизуются. Надо лошадь из болота вытаскивать. (!?). В районе Круглого озера.

Одеваюсь. Иду. По дороге выясняется следующее.

Вышли наши мужики из Черной речки, да по дороге разделились. Мордашев пришел на станцию раньше (ночью), А Сергей Михайлович с Майкой пошли по берегу одни. Нифакин решил срезать через Киндо, вышел в районе Круглого, и пошел по краю озера, считая, что поверхность достаточно твердая. Но все это, естественно, моховое (верховое?) болото. И то, что не проваливалось под человеком, лошадь не выдержало. Майка провалилась по брюхо. С.М. подергал-подергал - без толку. И пришел на станцию. Никому ничего не сказал (Может быть, потому, что ночь была - около 2 часов) и лег спать. Рано утром рассказал Таурьянину.
Отправили Табанина смотреть, потом еще кого-то, потом готовились вытаскивать, собирали всякие веревки-стропы... Короче, к 11.00 Все мужики собрались на Круглом. Человек 10. Практически все, кто был тогда на станции.

Подходя к озеру, увидел издалека что-то напоминающее плывущего в снегу лебедя. Подходя - вижу: лошадь провалилась уже по середину туловища. Лежит (или стоит?). Смотрит грустными глазами на нас. "Жива!", - довольно говорят мужики.
Краткое совещание. Решено подкопать под брюхо лошади и вставить слеги, чтобы была опора, а потом подкладывать под копыта, чтобы лошадь могла опереться. Подкопали. Подложили. Обвязали туловище. Привязали к хвосту постромки. Короче, все тянут… Таурьянин, как сейчас помню, за хвост изо всей силы вцепился, кто-то за уздечку, Я то ли слеги подкладывал, то ли за туловище тянул… Лошадь тоже пытается выбраться - высвобождает передние ноги, на них немного поднимается, потом снова проваливается…
И так много раз.
Короче, проколупались часов до 16.00.


В итоге всех усилий лошадь оказывается в большой раскопанной луже и начинает мерзнуть и дрожать. Раньше-то был эффект мокрого водолазного костюма - Майка нагрела воду вокруг себя, а мох не давал ей (воде) циркулировать. А теперь, в луже стало холодно. Стоит, дрожит… Мы вокруг стоим, вздыхаем. Что же делать? Жалко ведь скотину!

Тут Лялин (тогда капитан "Научного") идет в лес посмотреть: нельзя ли подъехать трактору… Возвращается и говорит: "Кто сказал, что трелевочник не проедет? Проедет." (о чем он раньше думал?)
Сидим, курим. Ждем трелевочник. Уже темнеет. Наконец, проломив новую просеку (наверное, ее и сейчас можно заметить - от литорали напротив Еремеевского острова до Круглого озера), приезжает трелевочник. Становится в безопасном месте на опушке. Протягивает трос лебедки - мы его цепляем за "обвязку" лошади. Лебедка начинает работать и лошадь, буквально как пробка, с громким хлюпом вылетает из болота. Лялин протаскивает ее лебедкой на боку метров 20. Мы бросаемся резать постромки поперек туловища, которые затянулись и мешают ей дышать. Через несколько минут ошарашенная лошадь встает, покачиваясь, на ноги, кто-то берет ее под уздцы и тихо ведет к опушке…
И тут… Она проваливается снова! Трам трам трам!!!

Снова копаем (уже легче - не так глубоко провалилась - только по брюхо). Снова постромки собираем из обрезков, снова цепляем. Теперь лошадь на боку едет до опушки. Опять беда! Измучанная Майка лежит в калее от трелевочника и не может встать. Поднять ее! Подбегает Анатолий Федорович и начинает охаживать ее по крупу лопатой. После нескольких безуспешных попыток встать ей как-то удается…. Ура!!! Всеобщее ликование.
Ведем ее под уздцы… По дороге она срывает какую-то травку. Общая радость! Ест, значит не так все плохо! (Еще бы… Где-то с 3 ночи по 6 вечера в воде! Не хухры-мухры).
А на станции нас встречает женская половина населения. Они накопали у кого-то буханку хлеба, нашпиговали ее анальгином (или аспирином?), после чего скормили бедной Майке.
Ничего. Оклемалась. Весной, говорят, нормально ожеребилась.
Вот такая история…

Про кобылу-извращенку и жеребца Кузю. История отсюда
Легендарные животные Московского Университета. Легенды ББС МГУ о Жеребце-Насильнике Кузе.

Помимо других крупных млекопитающих на ББС практически в состоянии свободного выпаса почему-то бродят также лошади...
Есть ли у них хозяин и кто привел их сюда, и куда они потом исчезают – большинству непонятно совершенно. В иные годы бывает так, что на ББС остается только одна лошадь. Одиночество, сексуальная неудовлетворенность и постоянное общение с людьми действует на психику непарнокопытного стрессовым образом, если не сказать проще – крышесрывающе. Животное начинает чудить и выкидывать всякого рода экставагантные странности, порою небезопасные для населяющих ББС студентов и сотрудников.

В конце 1980-х, например, там одиноко бродила уже довольно старая кобыла, к стыду своему, позабыл имя этого легендарного животного. Она страдала довольно редкой формой половых извращений – фитофилией. За сортирами начиналась тропинка, если пройти по ней метров пятьдесят, то там росла гнутая дугой береза, береза эта и была невольной любовницей кобылы. Акромя этой гнутой березы, никто больше на биостанции удовлетворить кобылу был не в состоянии.

Кобыла та старая была унылой и медлительной, кроме березы никого изнасиловать не пыталась, зла никому не делала и вызывала скорее чувство жалости. Зато в начале 1990-х ее сменил молодой и горячий, поджарый и сексапильный, ретивый и быстрый и страсть как охочий до девок Легендарный Жеребец по имени Кузя. В отличие от своей предшественницы, нудно и уныло реализующей свои эротические фантазии с березкой за сортиром, Кузю фитофилия не привлекала, и он активно и методично вымещал свою сексуальную неудовлетворенность на студентах и студентках – мальчиков очень больно кусал, девочек кусал тоже, но, помимо этого, имел еще привычку тихонько подкрасться сзади к Объекту Желания, куснуть в качестве прилюдии девушку за ушко или шею, а потом еще встать на дыбы, и, опираясь передними ногами на плечи девушки, сбивал ее с ног и насильно заставлял вставать в коленно-локтевую позицию.

Еще Кузя имел также привычку выходить на самое видное место на биостанции, вставать в раскоряку и возбуждаться от вида дефилирующих туда-сюда девушек-студенток. При этом огромных размеров Устройство кузино начинало трястись, расти в длину и расширяться в поперечнике, достигая невообразимой масштабности. Его могучий иссиня-черный Прибор лоснился и отблескивал на Солце, Легендарный Жеребец начинал ржать и всхлипывать, видимо, чтобы привлечь всеобщее внимание и показать всем, кто же тут на самом деле Самый Главный! В такие моменты мужики посматривали на Жеребца с явным уважением и еще шутили между собой, кивая на Кузю: «Преступник опасен и вооружен!», а девушки -- с плохо скрываемым любопытством, но и с опаской, высматривая возможный путь к спасению, -- знали, что скоро он начнет бегать по биостанции и грязно ко всем домогаться!

Никого изнасиловать в итоге этому Легендарному Коню, вроде бы, так и не удалось, и по вполне понятным причинам, -- во-первых, из-за несовпадения размера, и, во-вторых, на суровом Белом Море даже в июле девушки носят отнюдь не бикини, а через каскад свитеров и телогрейку даже могучему кузиному Прибору пробить все-таки нереально. Кстати, Кузя, похоже, это понимал, и вроде бы даже зубами пытался срывать одежду с понравившейся жертвы, впрочем, может, он просто хаотично кусал где попало и делал это несознательно? Хотя в любом случае, интеллектом и хитростью он обладал немерянно, это многие отмечали. Возможно, тому способствовало долгое общение с людьми – видимо, хочешь-не-хочешь, а невольно начинаешь копировать тех, кто тебя окружает?

Кузя был огромным и красивым вороным жеребцом, но по психологии своей напоминал скорее маленькую и говнистую коротконогую сексуально озабоченную дворняжку – подкрасться сзади втихара, куснуть, сбить с ног, заскочить сверху похотливо........ И геройство свое он проявлял в основном с теми, кто явно слабее, но, встретив достойного противника и получив отбор, тут же обращался в бегство....

Легендарный Жеребец Кузя и студенты Биофака МГУ, июль 1993-го, примерно за год до описываемых в Легенде событий. Фотография из личного архива Натальи Сердюк.


кузя
Tags: help, Белое море, биостанции, зверики, оповещалка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments