Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Благотворительность

Не все же о собаках, пора и о душе подумать..

Вот я хожу и вторую неделю думаю, какая разная может быть благотворительность. Думаю с тех пор, как ознакомилась с благотворительными планами одного человека. Это были именно планы, реально человек еще ничего не сделал. Знакомство с планами вызывало много вопросов, но главное, что бросалось там в глаза, это огромная буква Я. Да, вот прям такого размера. Я сделаю, я осчастливлю, я считаю, что надо так (а кто не согласен, идите в ж..у), у меня на счету вот какие есть подвиги по части осчастливливания человечества...

Благотворительности в последнее время кругом много, есть с чем посравнивать. Вот хоть два примера.

Есть, скажем, широко известная Доктор Лиза. Кто не знает, почитайте по ссылке. Делает она до фига всего хорошего, и вообще прекрасная и удивительная. Читаю ее блог регулярно. Преобладающие мотивы там - "такому-то нужна такая-то помощь" и "спасибо вам, которые помогают, это ваша заслуга, что удалось таких-то вылечить/накормить/одеть/отправить домой". Нету "Я". Почему-то совсем нету. Буквально вот только на днях узнала из комментариев к одной ее записи, что у нее имеется третий сын - приемный. Ее больная умерла, а мальчик остался. ДЛ его усыновила. И почему-то совершенно этот факт не рекламирует как пример своих заслуг по осчастливливанию мира.

Или есть, скажем, известная только своим друзьям и знакомым, моя подруга Н. Знакомы мы с ней последние 12 лет. Даже не просто знакомы, а близко дружны. Делимся всяким сокровенным, плачемся в жилетку etc. И вот недавно в разговоре у нее проскальзывает, что, дескать, завтра не успеем встретиться, п.ч. ей еще надо съездить к, допустим, Ирине. Я удивляюсь. Вроде, всех ее знакомых хоть понаслышке, да знаю, а такого имени не слышала. Интересуюсь, что за Ирина. А это, говорит, такая тетенька, бедная-несчастная, мать-одиночка с тяжело больным ребенком, я ей помогаю. Оказывается, подруга моя Н. вот уже несколько лет  регулярно ездит к этой Ирине, возит ей деньги, вещи, продукты, помогает по дому, поддерживает морально, и... и ни слова об этом мне не говорит. И искренне удивляется: а зачем? Ну делаю, и делаю.

Это была первая часть моих размышлений. А вторая часть была такая: странно, почему мне ни разу не пришло в голову составлять списки своих благодеяний, оказанных человечеству, и вывешивать их на всеобщее обозрение? Стала честно вспоминать, а было ли у меня что-то, что можно считать благодеяниями?

Вспомнилось:

1. Кампания по избавлению детского сада, куда ходил ребенок, от сумасшедшей заведующей.
Был тихий, чудесный, фактически семейный (хоть официально и гос.) детский сад, пришла новая заведующая, уже один раз в прошлом уволенная и восстановившаяся через суд. Оказалась - свидетельница Иеговы и сумасшедшая (официально, с диагнозом). Самая настоящая ведьма, конечной целью имевшая всех разогнать, детский сад прикрыть, помещение отобрать. Начался какой-то нереальный кошмар. В детском саду каждый день скорая (становится плохо воспитателям) и милиция (которую вызывает ведьма), дети боятся и не понимают, родители их водить в сад перестают, все идет по плану. В РОНО говорят "а что мы можем сделать, она по суду официально восстановилась". И еще говорят так "мы все понимаем, но сделать ничего не можем, забирайте детей и переходите в другой сад". В общем, считающих, что можно и нужно что-то сделать, чтоб ведьма больше никогда ни к каким детям близко не подходила, осталось две мамаши, одна из которых я. И мы вдвоем, на протяжении месяцев шести, вникали в законы, консультировались с юристами, добывали информацию, составляли и относили заявления от имени всех, покупали воспитателям успокоительные, втолковывали дамам в РОНО, что именно надо делать и как, общались с милицией, скорой, санэпидстанцией, психдиспансером и прочими чудесными заведениями. В конце концов нам удалось добиться созыва городской комиссии Мин.образования, решением которой ведьма была уволена окончательно и бесповоротно. С тех пор уже лет 8 прошло, ни разу не приходило в голову об этом рассказывать, а тем более - хвастаться. Хотя и детский сад, и школа, живущая в том же здании и тоже сильно страдавшая от ведьмы, были нам страшно благодарны. Дело было тяжкое, все эти месяцы я сама жила на успокоительных и сны состояли исключительно из кошмаров на тему. Удалось, и слава богу.

2. Помощь в издании книги "Совсем другие истории", прибыль от которой пошла Ломинцевскому хоспису.
Тоже как-то хвастаться странно. Отец работал в издательстве, где лежала книга, по авторским условиям права на нее передавались бесплатно, но прибыль должна была идти в какой-то конкретный хоспис. С хосписами никто в издательстве дел никогда не имел, а я имела - в Первом московском хосписе умирала моя мать. Вот я и пошла к ним советоваться, в какой хоспис лучше отправить деньги. Потрясающая Вера Васильевна Миллионщикова сказала: "Только не нам. В Москве все еще неплохо живут. Возьмите любой хоспис за кольцевой дорогой, вот им действительно нужна помощь". Назвала несколько адресов, где работают наиболее достойные люди. Книжка вышла, Ломинцевский хоспис получил деньги. Ура.
Тем, что делала в этом проекте я, хочется не хвастаться, а за это благодарить. Издатели повели себя своеобразно, поэтому в готовой книжке не оказалось моего имени. Ни как организатора интервью с Растроповичем, ни как человека, осуществлявшего все контакты с хосписами, ни как автора предисловия к русскому изданию, которое я писала от первой до последней буквы. Ну и что?
Зато в книжке оказалось правильное предисловие и правильные слова от правильного человека.
Зато мне посчастливилось несколько раз общаться с Верой Васильевной Миллионщиковой. И при подготовке книги, и еще раньше, когда я пришла к ней после смерти матери с вопросом, чем могу помочь хоспису, и она рассказывала, как люди не любят и боятся тему смерти, дарила книжки, давала интервью.
Зато мне посчастливилось приехать в Ломинцевский хоспис, про который тогда еще никто из широкой публики не знал. Совершенно нищий, обшарпанный, с совершенно святыми людьми, в нем работающими. Мне посчастливилось брать интервью у тамошнего глав.врача - Эльмиры Шамильевны Каражаевой (текст был передан в издательство "для ознакомления" и в результате оказался в большом кол-ве в интернете тоже без моего имени, но зато его прочтут люди (вот нашла, одно из многочисленных мест, где его тиснули, видно, что текст сырой, не правленый, для печати не приспособленный), познакомиться с тамошними сестрами и нянечками, которые носят пациентам зелень и овощи со своих огородов (Ломинцево - практически деревня), чтоб было повеселее, которые говорили, не особо вникая в суть книжного проекта: "Да Бог с ними, с деньгами, пусть даже никаких денег не будет, а вот что о нас вспомнили, нам так приятно!"...

Совсем начинаю тонуть в словах. И эмоциях. Давно не вспоминала в деталях.

В общем, что хотелось сказать. Что эта как бы благотворительность была на самом деле для меня огромным подарком и бесценным духовным, и человеческим, и всяческим опытом. В котором большое "я" ну как-то совсем не при чем. И что это все были мысли о том, какие разные мотивы могут быть у внешне довольно схожих благотворительных действий.

И еще все время вспоминаются слова Веры Васильевны Миллионщиковой о том, что волонтеры в хоспис приходят с очень разными мотивами, и что когда человек приходит, чтобы выяснить таким образом свои отношения со смертью, она таких не берет.
Tags: благотворительность, память и памятники, простожизнь, размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments