Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Тверская область, село Новое

В начале веселых 90-х отец купил там дом, на самом дальнем краю села. Дальше были только поля и лес. 300 км от Москвы, 5 км лесной дороги от ближайшего асфальта, магазина, почты... БОльшую часть года эти 5 км можно было преодолеть только пешком или, с аккуратностью, на хорошем внедорожнике. Немцы в войну до этой деревни так и не добрались, хотя были рядом. Уж очень много кругом болот-лесов, не стали связываться.
В 90-х жили там человек 10, почти все старики, но еще крепкие, дееспособные. У отца были всякие романтические планы - купить машину, ездить в деревню, чуть ли там не жить. Планы не реализовались, потом он и вовсе уехал в Израиль, а я, так получилось, ездила в Новое лет десять. Младший сынок провел изрядную часть раннего детства, что отчасти было уже проиллюстрировано здесь.

Сегодня, разбирая книжные завалы нашла фотографии самых первых поездок в Новое, 96-98 гг. И сами фотографии, и то время оказались почти забыты за позднейшими наслоениями. Пусть будут.

1

На лавочке с Клавдией Ивановнной и Федором Ивановичем Зайцевыми. Они брат и сестра. Жили в двух соседних домиках, каждый сам, своим хозяйством. Обоим около 80-ти. Оба в этой деревне родились и всю жизнь прожили. Дети, внуки, правнуки в городе. Иногда навещали.
Клавдия Ивановна совсем маленькая, необыкновенно деятельная и энергичная. Рассказывала, что, когда ей было лет 10, отец послал ее залезть на крышу и прочистить печную трубу. "Так, - говорит, - с тех пор и лажу каждый год. А кто ж мне сделает?"
Ругаясь как-то на одного местного мужичка, использовала слово, навсегда вошедшее в мой лексикон: "Ишь какой... замыслохуеватый!"

0

Клавдия Ивановна просила сфотографировать свою гордость. Картина на ткани кисти неизвестного художника. Говорит, после войны ездил какой-то художник по окрестным деревням и рисовал такие штуки на заказ. Лучшая вещь в доме.

Потом К.И. стала сдавать и году в 2005-2006 ее забрали к себе дети в город, в Бежецк. Говорят, она очень там тосковала...

2

Федор Иванович так и прожил один до конца. Умер он зимой, кажется 2000 года, под Новый год. Мы как раз приехали в деревню и попали на похороны. Его нашли лежащим около печки. Вокруг печки все обгорело. Судя по всему, начался пожар от искры или угля, а Федор Иванович его тушил. Дом свой он спас. Похоронен там же, на деревенском кладбище. А в спасенный дом стал часто приезжать его сын. Говорил, продавать не будет. Собирался жить на старости лет. Тогда ему было лет 50-60. Приезжал всегда один.

4

Начало мая. Березовый сок, без затей, пили прямо из дерева.

6

Я училась стрелять и даже довольно успешно.

7

В доме русская печь, как положено, занимающая бОльшую часть кухни. Горшки, ухваты, все дела. Но фото в основном декоративное. Готовить мы быстро переключились на электрическую плитку.

8

В последнюю поездку в деревню, в 2007, там оставались три старухи, три слабоумных и одна дееспособная семья лет 45...
Tags: память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments