Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Category:

Про котиков, КЮБЗ, УПК и наше счастливое советское трудовое детство

История, вывешенная моим другом Антоном Балабаном на фейсбуке, но достойная лучшей участи.

Я тоже могу котиков. Точнее, про то, почему их не люблю. Это - гепардиха по имени Муза, в игривом настроении, она жила в Московском Зоопарке в конце 80-х - начале 90-х.

1

А я, 14-летний любитель животных, убирался у нее в вольере, впрочем совсем недолго, недели две. Дело было примерно так. В советской школе существовало такое педагогическое уродство - УПК, Учебно-Производственный Комбинат, если не путаю. Заключался УПК в том, что начиная класса с шестого детей отправляли на какую-нибудь реальную фабрику, завод или колхоз, и там мы должны были вкусить прелесть настоящей взрослой работы, поучаствовать в ударном социалистическом производстве. Проблема была в том, что этот УПК нафиг никому не был нужен- ни школьникам (на "Красный Октябрь" почему-то никого не отправляли), ни фабрикам-комбинатам. В первый год нас пригнали на какой-то электрозаводик на Бауманской. Мы рассортировывали большую колючую кучу резисторов по коробочкам и собирали пластмассовые рамки для слайдов. Мастер, что был приставлен к нам, обыкновенно к обеду был бы уже пьян, но рабочая совесть не позволяла ему бухать при детях, он тихо злился, подсыпал резисторов в кучу и смотрел мимо нас обреченным мученическим взглядом. Из резисторов мы скручивали солдатиков и разнообразную военную технику, а также запасали по карманам на будущее, чтобы вставлять их девочкам в косы и подкладывать учителям на стулья. Тем не менее эти тупые занятия на электрозаводе мне быстро надоели и я стал искать способ откосить. Способ имелся - надо было найти производство на свой вкус, взять справку, что УПК ты проходишь там, и гулять на все четыре стороны. Такое чудесное социалистическое производство у меня было - Московский Зоопарк. Я состоял в КЮБЗе (Кружке Юных Биологов Зоопарка), ошивался там практически ежедневно, так что договориться и взять справку не составило труда. Хочется на секунду отвлечься и уточнить - мы в том кружке не были "юннатами", юными натуралистами, нет. Мы ненавидели, когда нас так называли, думаю сильнее, чем пожарные, когда их обзывают пожарниками. И дело не только в фонетической омерзительности этого слова, ю-нна-ты, фу! Посудите сами - юннаты (фу еще раз), если верить советской литературе, фильмам и мультикам, воспитывают морских свинок в живом уголке дома пионеров, лепят скворечники и кормушки для птиц, заполняют "календарь природы" и занимаются прочей никому не нужной фигней. Мы не разводили свинок (ха!) - в нашем распоряжении был целый зоопарк с орлами, слонами, крокодилами и моржами. Нас, правда, особо к животным не подпускали (за зверей беспокоились), но всё равно. Вместо "календаря природы" мы ездили на т. н. "выезды" - где, под предлогом исследований подмосковной природы, мы учились пить водку, курить, разжигать костер с одной спички, заваривать в котелке чай "с удовольствием", готовить суп из тушенки и крапивы, орать песни под гитару и множеству других увлекательных вещей. Мы могли уйти в лес на несколько дней без палаток и взрослых. И вернуться потом домой, что немаловажно. У нас было почти полное самоуправление - главарей выбирали на общих собраниях и у них были реальные полномочия и обязанности, например я был "ответственным за выезды". А еще главарей периодически смещали с должности, одна из самых частых формулировок - "за раздолбайство". Летом мы ездили в "экспедиции" - куда-нибудь подальше от Москвы, в заповедник или на биостанцию, где постижение природы происходило особенно интенсивно. Ну и какие мы после этого юннаты? Юннаты - чахлые задроты в пионерских галстуках, бросают сушеных дафний в аквариум с не менее чахлыми гуппи, а мы, гипербореи в штормовках, швыряем конские ноги в клетку здоровенным львам! Ну ладно, льву, единственное число, он в зоопарке был всего один. В общем, мы назывались просто кюбзовцами, и от этого слова мелко дрожали подмосковные осины и лес испуганно втягивал в себя туман. Но вернемся к котикам. Для отработки справки об УПК меня назначили убирать в двух соседних вольерах. В одном жили гепарды, а в другом - стайка кенгуру валлаби и одинокий страус эму. С кенгуру отношения не сложились - они все время прятались от меня в зарослях крапивы. А вот страуса уборка живо интересовала. У него наверняка было какое-то имя, но я его уже не помню, а страус вряд ли понимал саму концепцию имени - ведь он был очень тупой, хоть и огроменной птицей. Эму внимательно следил за движениями грабель по земле, ходил за мной по всему вольеру и периодически клевал грабли, за что получал ими по заду. Его это ничуть не смущало, так как он был чуть выше меня, а значит главнее в его воображаемой стае. Из-за низкого роста я явно не был достоен внимания его фантомных жен, а своих трогательных черноглазых соседей - кенгуру - он вообще презирал и при встрече брезгливо через них перешагивал. Иногда, получив особенно чувствительный поджопник, эму назидательно клевал меня в плечо, но не больно, так как граблей он все-таки побаивался. В общем, с эму у нас были сложные отношения. А вот гепардов перед уборкой вольера настоящие работники зоопарка выгоняли в закуток, за сетку - техника безопасности. Я с важным видом возил граблями по пустому вольеру с надписью "Гепард" и небрежно отвечал через сетку на вопросы посетителей: "Да, работаю здесь", "Гепарды сейчас вон там, в другом вольере", "Белые медведи туда, налево", "Да вот же они, обезьяны, прямо за вами", "Крокодилы с той стороны обезьянника, только они закрыты" и тому подобное. Короче, плескался в лучах славы, но этого мне было мало. Гепарды - единственные из больших кошек, относящиеся к человеку без пренебрежения и ненависти. По поведению больше похожи на собак, только с некоторыми кошачьими проявлениями. Они узнают людей, которые их кормят, привязываются к ним, играют, любят, чтобы их чесали в разных местах и даже очень громко урчат. До кормежки меня не допустили (и слава богу, пришлось бы забивать крыс башкой об кафельный пол, а это не очень приятное занятие), поэтому подружиться мне удалось только с одним гепардом - вот этой вот Музой. Ну не то, чтоб прям подружиться, но она иногда подходила к сетке и давала почесать себя за ухом, громко урча. От прочих гепардов, которые меня игнорировали, она отличалась ярко-желтыми глазами. Так вот, про лучи славы, у меня было любимое развлечение после уборки вольеров. Я выходил наружу и смешивался с толпой посетителей. Гепарды, вернувшись в большой вольер, начинали прохаживаться вдоль решетки, а я, опознав Музу по желтым глазам, просовывал ладонь в щель заграждения прямо перед ее мордой. Женщины из публики теряли дыхание, говорили "Ааааах" и "Что ты делаешь, мальчик?", зачем-то хватали и крепко прижимали к себе своих детей. Музина клыкастая пасть неумолимо приближалась к моим пальцам, кто-то тянулся руками ко мне, а кто-то хватался за сердце, предвкушая кровавый исход, как в этот момент... Муза начинала тереться усами о мою руку и громко урчать. Женщины выдыхали, говорили "Оооооо", и еще крепче прижимали детей к себе, попутно блокируя их конечности. Такой фокус я с огромным удовольствием проделывал несколько раз на дню. Через пару месяцев, уже отработав трудовую повинность перед государством и съездив в летнюю "экспедицию", я подошел к гепардятнику и решил проделать тот же трюк. Только Муза, курсировавшая вдоль ограждения, почему-то не желала тереться о мою протянутую руку. Я тыкал проходящего гепарда в бок, всячески привлекал внимание, но нет, животное безучастно проходило мимо. Мамаши из публики шипели на меня, но я не унимался и продолжал попытки. Наконец, утомленный зверь повернул голову к моей руке, но не стал тереться и урчать - он ее укусил. Не сильно - захотел бы, мог оттяпать пальцы - но чувствительно. Это была не Муза. На меня злобновато смотрели карие глаза самца гепарда не расположенного к нежностям. Я их перепутал! После этого я прекратил свои публичные выступления. Вот, собственно и все, наши с гепардами пути навсегда разошлись. Но почему же не люблю котов, спросите вы. Не за этот укус, нет, он был вполне заслужен. Как бы это сказать-то... Понимаете, домашние коты, они же как морские свинки. Или гуппи. Только наглые очень.
Tags: память и памятники, просто понравилось
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments