Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Categories:

Добрые люди русской провинции

Что в провинции люди добрее - распространеннейший штамп. А уж тем более бабушки. Ах, эти провинциальные бабушки...

1

Вышла я с утра погулять с собачкой...

Собачка накануне вечером была прооперирована. Поэтому ходит она еще плохо. Медленно ходит, останавливается часто. Вид имеет красноречиво свидетельствующий о состоянии: все брюхо закрыто попоной, зеленая на рыжем, очень заметно, половина передней лапы замотана бинтом (капельница).
И вот, значит, в таком инвалидном виде останавливается моя собачка во дворе между двумя домами. Собственно, это не двор даже, а просто довольно обширное заснеженное пространство между домами, через которое пролегает широкая народная тропа. Моя инвалидная собачка стоит на этой тропе и лижет снег из соседнего сугроба, любимое зимнее лакомство. А на крыльце одного из ближайших домов, такого трогательного деревянного двухэтажного домика, сидит кобель и лает. Ну, лает и лает, его проблемы. Кобель в ошейнике, хозяйский. В соответствии с простотой провинциальных нравов, здесь не менее половины хозяйских собак на самовыгуле. Т.е. выпустили их хозяева на улицу, и делайте, что хотите - лайте, деритесь, вяжитесь. Этот просто лает.
Через несколько минут его лая на трогательное деревянное крылечко выходит старушка в халате и тапочках. Такая не дряхлая старушка, скажем, бодрая пенсионерка. Озирает диспозицию и тоже начинает лаять орать. На меня.
Что вот, дескать, дура какая, стоит тут со своей ... собакой, время всего 8 утра, а она (я то есть) тут стоит.
Про 8 утра я понимаю так, что кобелиный лай в 8 утра нарушил ее покой. Поэтому - "Пошла вон отсюда со своей собакой!".
Пространство, напоминаю, не частное, не огороженная придомовая территория, просто общее проходное пространство, мы метрах в 15-20 от крыльца. На котором появляется вторая добрая провинциальная пенсионерка в халате и тапочках. И они орут уже вдвоем. "Морду бы ей (мне то есть) набить! Возьми его, Джек, возьми (натравливая лающего кобеля)!".

Это вкратце, подробности и повторы текстов воспроизводить не буду. Чистую искреннюю, из глубины души пенсионерок хлещущую злобу словами передать бессильна.

Такое славное утречко.

Захотелось ли на этом месте обратно в Москву? Нет, не захотелось. Подобной высокопробной, на пустом месте моментально вспыхивающей злобы и там хлебала большой ложкой.
Была ли иллюзия, что спасусь от этой злобы в провинции? Пожалуй, да. Не очень-то осознанное, но торчало в мозгах вот это "в провинции люди добрее".
Что свидетельствует только об одном - о том, с какой готовностью мы верим в то, во что хотим верить. Ибо примеры провинциальной злобы, равнодушия и жестокости встречала и до этого, и не раз.

Бежать от этого некуда. Только броню наращивать. Худо, что нет у меня этой брони совсем. Пяти минут фонтанирующей злобы с лихвой хватает, чтобы вышибить меня на несколько дней.
А пенсионерки, наверное, пошли  внуков нянчить и сладкий чай пить. И будет им теперь о чем поговорить за чаем. О том как этой бы дуре морду набить. Мне то есть.
Tags: shit, Кандалакша
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments