Александра Горяшко (alexandragor) wrote,
Александра Горяшко
alexandragor

Category:

Новогоднее. Памяти кандалакшских овец посвящается

Никогда меня эти тотемные животные не прикалывали. Но в связи с тем, что предновогодне возбужденный социум упорно пихает под нос овцу, вспомнилось. Год Овцы, говорите? Отлично. Если так уж хочется потеребить овечью тему, зачем пользоваться суррогатами в виде блескучих китайских сувениров и зафотошопленных картинок? Почтим память местных овец усопших. Когда еще случится столь очевидный повод?..

Привет вам с острова Овечий и начнем, помолясь

ovchinka

Оставаясь верной своему занудству, внесу уточнение. На картинке выше я сижу попой не на острове Овечий, а на луде Овчинка. Остров Овечий, конечно, тоже есть. А вокруг него мелкие безлесные островки (луды). Названия им традиционно дают однокоренные с "главным" островом - Овчинка, Овечка Чумазая, Овечий баклыш и т.п. Все это хозяйство располагается в Кандалакшском заливе Белого моря и входит в территорию Кандалакшского заповедника. (И сижу я там только потому, что в заповеднике работаю и на Овчинку мы приехали птиц считать. А кто не работает, тому ни попой сидеть, ни ногой ступать туда нельзя).

Острова с копытными названиями располагаются рядышком: крестообразный Телячий, бабочкообразный Олений и маленько-бабочкообразный Овечий. И все они недалеко от Кандалакши.


Оригинал http://www.kolamap.ru/topo/map_img/mrsk_1x2/13/13.1.html

Но это только на карте Овечий маленький. А когда находишься рядом с ним, то в объектив он никак не влезает. Поэтому фото с натуры могу предложить только общепейзажное.
Вид с сопки. Справа - Овечий.

kand_zaliv
Оригинал http://img-fotki.yandex.ru/get/4518/120577698.0/0_5f4db_fd14022f_XXXL.jpg

Тут, конечно, может и даже должен возникнуть вопрос - почему эти острова так называются. Ответ прост, хотя и странен жителям средней полосы. Дело в том, что жители беломорских прибрежных деревень (а Кандалакша даже официально была деревней аж до 1938 г.), как подобает деревенским жителям, держали скотину. Притом, учитывая суровые северные обстоятельства, скотину они предпочитали неприхотливую, так что овцы пользовались большой популярностью. Разные исторические источники то и дело на овец в кандалакшском хозяйстве указывают. Вот, например, по описи 1782 года в Кандалакше … селе насчитывалось … 98 овец.  А в 1906-09 гг. каждый двор имел от 3 до 8 штук овец.

Однако недолгим северным летом возникала конкуренция между желанием овец и другой скотины сожрать всю видимую зелень и желанием их хозяев вырастить что-нибудь на огороде. Думаю, что и дефицит времени в летнее время ощущался остро: теплое время коротко и урожайно, работы полно, притом большая ее часть в море, скотину пасти некогда. Все эти противоречия решались легко и элегантно - скотину вывозили на острова (тогда еще не заповедные), где и оставляли до конца лета на полном самообеспечении. Острова выбирались такие, где достаточно травы и куда не смогут добраться никакие хищники. И всем было хорошо. Хозяева свободны, скотина при корме и под ествественной охраной моря.

О том, как это было и как и когда закончилось рассказывается в книге Г.Ф. Белошицкой (Жидких) "История семьи Жидких на фоне поморской культуры". Апатиты, Изд-во Кольского научного центра РАН, 2013.

"Овец на все лето увозили на острова. Надо сказать, что всех овец села односельчане вывозили на острова перед посадкой картофеля. Заранее договаривались, на какой остров вывозить животных. Роль играли факты: есть ли на острове пресная вода, как поднялась трава на прибрежных полянах, есть ли удобное место для загона овец, когда их уже нужно будет отлавливать осенью, чтобы забрать домой. В основном это были остров Овечий, Телячий, Б.Березов, Еловый.

В назначенный день утром от села отправлялась целая флотилия лодок с овцами. Все лето гуляли животные на острове без пастуха, и никогда не пропадало ни одного животного. Все осенью возвращались домой, иногда даже с приплодом, с маленькими ягнятками.

Когда сельчане выкопают картофель, решался вопрос, в какой день ехать за овечками. Чаще это был выходной день, когда мужики не заняты работой. Высаживались на остров и по периметру острова поднимали шум, чтобы из леса выгнать стадо одичавших за лето животных на удобный открытый мыс, где стояли лодки. И там уж только успевай хватать овец своих или чужих. Хозяйки ласковыми голосами подзывали своих овечек; «Чига, чига! Белянушка, поди ко мне! Ай, умница, ты еще и с ягнятками! На хлебушка! Серка, Серка! Борька, Борька!» - и животные, услышав знакомый голос, успокаивались, подходили к рукам. В итоге всех животных разносили по своим лодкам.
«Филатовна, все ли у тебя пришли?»-
- «Все, все! Слава Богу!»
- А ты, кума, всех нашла?
- У меня все пришли, даже чей-то баран увязался за моей овцой.
- Это, наверное, Филипповны.
-У нее нет барана. Ну, да ладно! Поедем домой. Там заберут его.
И флотилия лодок с животными, которые уже успокоились и смирно стояли в лодках, спрятав головы под нашести или под брюхо рядом стоявшей овцы, отправлялась в обратный путь, домой.

Один год случилось так, что всех животных уже разнесли по лодкам и только одна наша овца убегала от людей в остров. Дважды выходили люди по периметру острова, поднимая шум, и дважды она убегала. Потом решили, что придется ехать за ней в другой раз, т.к. время шло к вечеру и надо было добраться до дома засветло. Отца дома не было - он находился в рейсе и за овцой ездили женщины еще дважды; но безрезультатно. Уже шел октябрь и полетели «белые мухи», а овца оставалась на острове. Тогда бабушка решила обратиться к самому боевому парню села Тарасову Юрию.
 «Помоги Юрушка, поймать ее злодейку! Если не поймаем, так придется застрелить на мясо».
Взяли ружье и поехали. Юрию удалось выследить, где прячется овца, оказалось под скалой. Он залез на эту скалу, выбрал удобный момент и прыгнул на овечку сверху. Только так и удалось поймать эту «злодейку»!
На всех овечках ставили свои метки. У каждого хозяина своя метка, по которой и распознавали животных. Наша метка была — подрез на левом ушке.

Так ежегодно вывозили овец на острова до 1970 г., пока не случилась трагедия, когда один из портовских работников (какой-то новый инженер), не зная жизни местного населения, выехал на остров с собаками и ружьем. Собаки сразу кинулись за стадом овец и загнали их в воду. Овцы поплыли на соседний остров, но и пловцы они плохие и шерсть густая намокла сильно и овечки стали тонуть. Сначала ягнята, потом те из взрослых животных, что послабее. А выплыли на соседний остров только голов 10 самых сильных и молодых. Погибло стадо в 70 голов. У нас погибло 2 овечки. С тех пор местные жители не пытались больше заводить овец".


Я впервые попала в Кандалакшу в 1980 г. и ни одной овцы уже не видела. Ни в Кандалакше, ни в окрестностях, где их тоже было много по рассказам. Даже фотографию, и ту нашла всего одну. Овцы в Чаваньге, тоже беломорской берег, но километров за 250 от Кандалакши



-----------------------
После всего рассказанного придумать оптимистичные пожелания для Года Овцы затрудняюсь. Разве что - чтобы мы с вами пережили все изменения и потрясения стол же невозмутимо, как уже много столетий переживает их остров Овечий...
Tags: Белое море, Кандалакша, память и памятники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments