March 24th, 2021

tasha

Портрет региона: развалины легенды в пейзаже

Эту статью я написала по просьбе "Открытого университета" и она была опубликована на их сайте:
Портрет региона: развалины легенды в пейзаже // Открытый университет. Курс "Арктика", май 2019. https://openuni.io/course/19-arktika/lesson/1/material/1024/

Нынче внезапно оказалось, что «Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».
ОК, повторим здесь. Фото автора, Кандалакша, март 2020 г.

Портрет региона: развалины легенды в пейзаже

4

В туристических проспектах эти места принято представлять неким заполярным парадизом, где много-много дикой и прекрасной (но притом довольно комфортной) природы, где сказочные саамы ездят на оленьих упряжках, разукрашенных разноцветными ленточками, былинные поморы твердой рукой правят карбасами, полными семги, а северное сияние располагается фотогеничным нимбом над 40-метровым памятником Алеше. К тому же сюда можно всего за 3 часа попасть на самолете из Москвы, и в один день сфотографироваться на фоне самого северного в мире Макдональдса и самой северной точки Европейской части России. Очень удобно.
Особенно удобно то, что если ездить быстро и смотреть только на то, что хочешь увидеть, плакатно-туристический образ Кольского полуострова можно сохранять в неприкосновенности сколь угодно долго. Картинка меняется разительным образом лишь для тех, кто решается снять шоры, и для тех, кто здесь живет. Шесть лет назад я имела неосторожность переехать сюда жить.

Жизнь на Кольском

Теперь каждый мой день начинается со слова «бля». В какое бы время я ни вышла на улицу и кто бы ни проходил мимо, именно это слово будет орнаментировать беседу. Идущих в школу второклассников, нежно воркующих влюбленных и степенно шествующих пенсионеров объединяет трехбуквенное выразительное междометие. Которое, впрочем, в данном случае никаких эмоций не выражает, это просто, если угодно, местный диалект. Кроме слова из трёх букв, доминирующим мотивом моей жизни стали развалины. Они везде. Развалины жилых домов, магазинов, заводов и дорог. Здания недостроенные, полуобрушенные, сгоревшие. Поначалу кажется, что здесь только вчера кончилась война. Потом привыкаешь, это образ жизни. Какие-либо другие признаки самобытности в городе найти сложно.Collapse )