March 20th, 2021

tasha

Александр Моисеевич Городницкий и беломорские биостанции

К 88-летию А.М. Городницкого

В процессе работы над книгой по истории биостанций образуется огромное количество материала, который в книгу не лезет, а сохранить его хочется. Вот, например, в истории разных станций то и дело выныривает А.М. Городницкий, которого большая часть человечества знает только как барда и совсем не знает как ученого. Между тем, А.М. Городницкий - один из ведущих российских учёных в области геологии и геофизики океана, автор более 260 научных работ, посвящённых геофизике и тектонике океанского дна. В 1968 году на геологическом факультете МГУ защитил кандидатскую диссертацию на тему «Магниторазведка и электроразведка при изучении морского дна». В 1982 году защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора геолого-минералогических наук на тему «Строение океанической литосферы и формирование подводных гор». В 1991 году получил звание профессора по специальности «геология морей и океанов». Александр Городницкий является одним из авторов нового метода измерений электрического поля океана и первооткрывателем биоэлектрического эффекта фитопланктона в море (1967). Итак, беломорский Городницкий.

"Среди гостей Лапутии бывало много замечательных людей. Например, Александр Моисеевич Городницкий. Теперь он 80-тилетний патриарх морской геофизики, профессор, признанный поэт и мэтр авторской песни, а тогда, 46 лет назад, был, правда, уже известным бардом, но геофизиком ещё начинающим. Однако девушки любили его тогда так же сильно, как и теперь…" (О.В. Максимова).

Федоров и Городницкий   ВНМ-Лапутия-3-4_0001_1
В.Д. Федоров и А.М. Городницкий. Лапутия, 1960-е гг. Архив В.Д. Федорова.
Лапутия. Слева направо: В.Д. Фёдоров, Городницкий, Витя Хромов дипломник Городницкого Валера, В.Н. Максимов. Лапутия, 1969 г. Архив О.В. Максимовой.



Смирнов. По Белу морю (северные записки). Петрозаводск, «Карелия». 1978.
Накануне этого дня, который Вадим назвал странным и который был просто-напросто днем отдыха, «Свифт» доставил телеграмму из Ленинграда. В Лапутию она шла долгим путем — через Чупу и Картеш. Прочитав ее, Вадим торжественно объявил:
— Должен сообщить вам приятнейшее известие: к нам едет Александр Городницкий!..
Песни его в Лапутии напевали частенько. То услышишь Костю: «Перелетные ангелы летят на север, и их легкие крылья обжигает мороз...» Или Витя Хромов, приводя в порядок развернутые, как простыни, таблицы с цифирью, вдруг начинает «рубить» нечто ритмическое: «Па-па-па-па-па-па па-па-пам!.. И глядишь, в этом гуле уже вырисовывается нечто знакомое: «В летней Греции полдень горяч...» А то и сам поймаешь себя на том, что насвистываешь «Чистые пруды»: «Все, что будет со мной, знаю я наперед, не ищу я себе провожатых...»
Я издавна любил песни Городницкого и заранее радовался встрече с ним. Зная, что Городницкий и Федоров давние друзья, я полюбопытствовал у Вадима:
— Он отдыхать?
— Зачем же, — не без веселого удовольствия откликнулся тот. — Не отдыхать — работать. Городницкий ведь не только признанный поэт, он еще и хороший геофизик...
................
— С некоторых пор, — глубокомысленно заметил Вадим, — в Лапутии стало хорошим тоном — приходить по ночам. А вот и он сам.
Последняя реплика относилась к коренастой фигуре в широкой куртке-энцефалитке, появившейся на носу судна. Гость ловко бросил Хромову причальный конец и спрыгнул с борта. Это и был Александр Городницкий, быстро ставший для всех лапутян просто Сашей. Следом за ним спустились на причал Владислав Хлебович, капитан «Онеги» Стельмах, его стармех Александр Александрович Касаткин и студент-дипломник Валера Каминский, приехавший с Городницким на практику. Круглый и щедрый стол Лапутии, казалось, раздвинулся вдвое, и «дружеская беседа затянулась далеко за полночь», как писали раньше в подобных случаях.
Однако будем следовать доброму лапутянскому принципу — «сначала было дело», — и потому сейчас речь пойдет о геофизике, об электрическом мире Нептуна. Утром Городницкий и Валера перегрузили на борт «Свифта» свое оборудование — провода, электроды, приборы — и занялись его проверкой. Они готовились зондировать море..
.......................
Он рассказывал об истории своих песен вообще, о некоторых — в отдельности. Стихи писать Городницкий начал давно, еще до института, но как-то стеснялся этого не слишком солидного для геолога занятия. Особенно — в поле.
—- А потом вдруг сделал небольшое открытие, — застенчиво улыбнулся Саша. — Оказалось, если дать к ним хотя бы несложную мелодию под гитару, то и воспринимаются они совсем по-иному, становятся понятнее и ближе. Тем более после полевого сезона. Вот так появился одним из первых «Снег». Работали мы тогда под Игаркой, на реке Горбиачин, искали медно-никелевые руды. Тайга и тундра, полгода в поле, выбрались к жилью поздней осенью, невольная грусть... А «Кожаные куртки» впервые прозвучали, кажется, в 1959 году в Туруханске. Сидели, ждали самолета, а самолета не было. Зато родилась песня...
Я слышал, как Саша пел ее на Картеше и потом на биостанции Перцова на студенческом вечере — голосом негромким, может, не очень богатым, но сильным и верным...

В.В. Хлебович. 2007. Картеш и около. М.: WWF России
Отлично служил науке наш “Профессор Месяцев” и тогда, когда по старости двигаться ему былопротивопоказано. Он вставал на несколько суток прямо на “декадной станции”, и с него с разных сторон опускались различные приборы и установки. Особенно много новых научных фактов – о вертикальных миграциях организмов толщи воды, о продуктивности фитопланктона – добыла тогда экспедиция московских гидробиологов во главе с Вадимом Дмитриевичем Фёдоровым. Знаменитый бард,ставший потом и знаменитым океанологом, Александр Городницкий на такой стоянке собрал материал для своей кандидатской диссертации – деревянный корпус корабля позволил ему замерить какие-то физические поля (В.В. Хлебович)

Ю.М. Фролов. ББС МГУ, 1960-70-е гг.
Однажды приезжал с какой то экспедицией проездом Городницкий, выступал в здании столовой. Но я слушал под окном, там народу было столько…

Увы, фотографий Городницкого на ББС МГУ у меня нет.

=============================
Следующие две фотографии залетели сюда по ошибке, под горячую руку. Но раз уж залетели, пусть будут. Это не Городницкий, но всё то же самое тоже биолог Дмитрий Антонович Сахаров, который широкой публике известен гораздо больше как бард Дмитрий Сухарев.
Дмитрий Антонович Сахаров (1930 г.р.) — доктор биологических наук, лауреат Премии имени Л.А. Орбели, член редколлегий многих международных научных журналов и профессиональных сообществ США и Швеции, почётный член Венгерского физиологического общества. В середине 1950-х гг. привёз на ББС МГУ первую группу студентов-физиологов, положив этим начало проведению летнего практикума по сравнительной физиологии, и вёл этот практикум на биостанции до 1962 г.
На фото Д.А. Сахаров на беломорской биостанции Казанского университета на о. Средний.

img599

img600
Биостанция Казанского университета на о. Средний, 1980-е гг. Фото: В.М. Кибардин. Архив кафедры зоологии и общей биологии КФУ.