April 25th, 2018

tasha

Заповедная наука сегодня

19-20 апреля в Москве прошли Шестые чтения и конференция памяти Феликса Робертовича Штильмарка «Заповедные территории на пороге второго столетия». Надеюсь, что материалы их в какой-то форме будут выложены для всеобщего ознакомления. Но пока этого не случилось, хочу показать фото презентации одного из докладов.

Александр Борисович Ручин, директор ФБГУ "Заповедная Мордовия". Заповедная наука сегодня: взгляд директора.

1
Collapse )
tasha

Юннаты в заповеднике. Радость со слезами на глазах

На Конкурсе им. Штильмарка почетной грамоты удостоилась книга "С Любовью, Нинбург" - сборник воспоминаний о Евгении Александровиче Нинбурге (ред. А. Горяшко, В. Хайтов).

Вот эта книга (почитать ее можно здесь www.littorina.info/kandalaksha/LEMB/pervoist/ninburg_with_love.htm) и вот эта грамота:

11 Грамота_Штильмарк_2018_1

А вот примерный текст, произнесенный мною после вручения грамоты.

"Спасибо жюри, отметившему эту книгу. Это важно не только для авторского коллектива, но и еще для многих десятков людей.
Эта книга посвящена великому, не побоюсь этого слова, человеку – Евгению Александровичу Нинбургу, который создал, вероятно, самую мощную и долгоживущую в России юношескую научную биологическую школу, уже более 50 лет работающую на базе Кандалакшского заповедника, из них 40 лет – под его руководством.
Полагаю, большинству присутствующих не надо объяснять, какова роль юннатской школы, роль экспедиций в воспитании будущих биологов и, в очень большой степени, будущих сотрудников заповедников. И я, и мой соавтор начинали работу в заповеднике школьниками, в составе юннатских экспедиций. Тот же путь прошли в разное время не менее 80% научных сотрудников Кандалакшского заповедника.
Сотрудничество школьников с ООПТ – редкостно эффективная ситуация, где обе стороны получают массу пользы. Участвуя в полевой работе в заповеднике школьник, при грамотном научном руководстве, имеет возможность пройти становление от лаборанта до соавтора, и даже автора самостоятельного научного исследования. В свою очередь, заповедник получает фактически целый штат лаборантов, при помощи которых выполняются работы, которые часто просто невозможно выполнить иным путем. В случае Кандалакшского заповедника это: учеты гнездящихся птиц, учеты обилия гидробионтов, картирование растительности и многие другие работы.
И вот при таких несомненных достоинствах работы школьников в заповеднике нынешние реалии сделали её фактически невозможной.
Collapse )