December 28th, 2017

tasha

"Неказистая утка за недорого"

Закончить год без гаги невозможно. Ведь это же гага?

коллекция С.Третьяковой

По-моему, самая настоящая гага, хоть и фарфоровая. Живет она в Иркутске, в знаменитой коллекции фарфоровых птиц Светланы Третьяковой. А родилась в Дании, в 1897 году.

История гаги с сайта Светланы Третьяковой:

«Антиквар из Москвы, зная мою страсть к птичкам из фарфора, предложил мне за недорого купить неказистую утку. На фото утка действительно выглядела немного нелепо, но была в ней какая-то трогательность, а своей нелепостью она вызывала жалость. Жалость сложное чувство, очень похожее на любовь, бороться с ним бесполезно. Деньги небольшие, — решила я, — пусть утка «плывет» в Иркутск.
Получив злополучную утку, я обнаружила на ней несколько клейм. Во-первых, синее клеймо фабрики Бинга и Грёндала (Bing & Grøndahl), что находится в Копенгагене. Во-вторых, клеймо в тесте (т.е. оттиск в фарфоре до обжига) с именем Якобсен. В-третьих, цифру 97. Имея в своем арсенале полные каталоги датских производителей, в том числе, Бинга и Грёндала, я стала искать по каталожному номеру 97 историю выпуска утки. Однако, меня ждало полное разочарование: ни имени Якобсен, ни каталожного номера 97 там не существовало. Уж не подделка ли, подумалось мне.
Загадочная неказистая утка не давала мне покоя. Обратиться напрямую в фабрику Бинга и Грёндала невозможно: она прекратила свое существование еще в 1970-е гг., объединившись с Королевской копенгагенской фабрикой. Осталась надежда на более ранний каталог фабрики Бинга и Грёндала другого издательства. Книга нашлась у друзей в США. Из нее выяснилось следующее. Пресловутый Якобсен работал на фабрике всего 3 года в конце 19 века. Ушел ли он по собственному желанию или был уволен, история умалчивает. Однако, цифра 97 оказалась датой (!) — 1897 г.
Гадкий утенок в моих глазах вырос в прекрасного лебедя, став самым старинным экземпляром датской части моей коллекции. Каковы бы не были эстетические свойства утки, она прекрасна хотя бы уже и тем, что пережила две мировые войны. Якобсен не стал известнейшим фарфористом с именем, но его работа неведомыми путями судьбы находится в коллекции в далекой Сибири, живет и несет память о Мастере».