October 5th, 2017

tasha

К 100-летию ООПТ: тексты бывают разные

Одни - с аршинными логотипами столетия заповедной системы России и броскими заголовками, широко распиаренные; другие - с заголовками скромными, без цепляющих внимание картинок, часто подзамочные. По понятным причинам, большинство читателей читает тексты первого типа. И это грустно, потому что читать надо как раз вторые. Как раз вторые пишутся людьми бескорыстными, честными и хорошо знающими систему изнутри, работающими "на земле". Именно по этой причине их тексты, если вообще появляются на свет, то остаются "под замком". В противном случае этих людей с их работы на заповедной земле вычищают - примеров таких к 100-летию ООПТ накопились уже десятки.

Но сегодня нам повезло. Приведенный ниже текст не подзамочный. Правда, остальное как обычно. Скромное название про "мои пять копеек", ни одной цепляющей картинки и явное полное незнакомство с приемами пиара. И подпись, которая ничего не скажет тем, кто лично не знаком с автором. Я взяла на себя смелость немного поправить положение.
Автор следующего текста - Ирина Владимировна Покровская, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник Институт географии РАН, подробнее тут>>



Ниже текст Ирины Покровской. Я позволила себе минимальную редактуру, которая, на мой взгляд, сделает текст чуть более читабельным.

Оригинал взят у usn_mogoy в И мои пять копеек к 100-летию ООПТ

Как-то я в год столетия ООПТ России все чаще теряю чувство реальности и адекватности, узнавая о текущих событиях вокруг заповедной системы. Конечно, это чувство появилось гораздо раньше, но сейчас оно временами начинает зашкаливать. Все чаще вспоминается шварцевский Дракон, а еще чаще фантасмагория  бессмертного Булгакова «Роковые яйца».

Вседозволенность «удельных князей» в своих вотчинах – заповедниках и национальных парках  - во многом спровоцирована управленческой и кадровой политикой МПР за последние 20 лет. Именно тогда руководство  ООПТ было заменено «эффективными менеджерами» с монетками вместо глаз.  Именно тогда произошла дискредитация деятельности научных отделов и научных исследований как одной из важнейших задач всей системы.

Мне трудно оценить этот процесс в целом, но я помню перевернутые опустошенные лица своих  коллег-орнитологов на конференциях после их увольнения с руководящих постов. Я  не хочу называть их фамилии, чтобы не наносить им лишних травм, потому что надеюсь, что время залечило их раны. Я помню горестное недоумение своего тогдашнего заведующей лабораторией заповедного дела ВНИИприроды Людмилы Владимировны Кулешовой -  опытнейшего полевика, добросовестного ученого, начавшей свой трудовой путь в Сихотэ-Алинском заповеднике – после визитов в министерство. И пренебрежительное отношение к Феликсу Робертовичу Штильмарку - единственному профессиональному историку заповедного дела в России – тоже помню.

Collapse )

И еще хочется спросить своих коллег: каким образом бывший идеолог и вдохновитель  коммерциализации системы ООПТ и кадровых перемен В.Б.Степаницкий  попал в оргкомитет Первого Всероссийского орнитологического конгресса ? Воистину, жизнь богаче любой фантазии и до такого   дьявольского хода  не додумался сам гениальный Михаил Афанасьевич Булгаков с профессором Персиковым.

Предупреждение: пожалуйста, не комментируйте пост во избежание холиваров. Я не люблю удалять комментарии, но сейчас не исключаю этого. Пост написан как информационный, если кто-то чувствует необходимость попытки дополнить страницы истории заповедного дела. Если кто-то мне хочет сказать какие-нибудь слова, пожалуйста в личку или на электронку: savair@yandex.ru
Ирина Покровская