September 26th, 2017

tasha

"Не видали ли вы тут в Кандалакше англичанина, туриста Смита?"

Ужас-ужас. Нас, оказывается, много лет дурили, уверяя, будто есть рассказ Василия Переплетчикова под названием "В Кандалакше" 1903 года. И предлагая под этим названием коротенькие депрессивные записки, про то, как в Кандалакше всё плохо, все время идет дождь, болят зубы, и все только и знают, что пьют и фотографируются. Я и сама этот рассказик выкладывала на сайте, хотя и чуяла в нем некую композиционную кривобокость. И лишь сегодня истина открылась мне в комментариях неизвестного эрудита.

Этот депрессивный кусок выдран из книги В. Переплетчикова "Север. Очерки Русской действительности", М. 1917. Где нет рассказа "В Кандалакше", а есть глава "За северным полярным кругом", все действие которой происходит в Кандалакше. И глава эта намного интереснее, чем тот самый фрагмент про пьянство и зубы.

Например, есть там рассказ о нападении англичан на Кандалакшу и прелестная зарисовка про "полярных мышей" (леммингов, надо понимать?) "зверков маленьких, злых, жалких и таинственных", которые норовят укусить автора за сапог и сравниваются им с лопарями.

Или трогательное наблюдение за мухами. "Одно из преимуществ здешнего края: почти нет комнатных мух, а если и есть, то смирные и деликатные, в лицо не лезут, по столу не ползают, а все время летают под потолком в середине комнаты. Я по утрам, лежа в постели, гляжу на них и думаю: "Чего они летают? Должно быть, греются после ночного холода".

Но самый гениальный эпизод - про англичанина туриста Смита. Как мы вообще раньше жили без него, не постигаю. Привожу этот эпохальный эпизод ниже, а всю главу про Кандалакшу, урча и похрюкивая, выложила на сайт>>

"Приехал урядник, с озабоченным видом бежит по улице.
- Господин! – обращается он деловито ко мне,- не видали ли вы тут в Кандалакше англичанина, туриста Смита?
- Нет, не видел!
- Господин, а что такое «турист»? – спрашивает он меня осторожным тоном.
- Турист? Это путешественник.
- Что же это, занятие что ли какое?
- Да, в роде занятия…
У урядника, видимо, затруднение с иностранными словами.
- Покорно благодарю! А Смит это – фамилия?
- Да, фамилия.
- Ребята, - слышен сзади меня по улице голос урядника, - не видали ли вы тут англичанина, господина «Туриста», а занятие его «Смит»?
Пароход идет Терским берегом Белого моря. Горы стали ниже. Кандалакши давно не видно. Рядом со мной на палубе стоит урядник.
- Вот господин, - говорит он, - сколько хлопот с этим туристом, чтоб его! Просто беда! Надо мне его найти обязательно.
- Зачем?
- Кто-то обидел его в здешних местах, он и написал жалобу губернатору; вот меня и послали расследовать дело, кто и как его обидел. Сказывали мне в Кандалакше, что ловил этот англичанин по озерам рыбу. Панталоны у него кожаные, непромокаемые, по самое горло влезет в воду, как ему способнее, по самую шею, ну и удит. Палатка у него тюлевая. Это от комаров, - одолевают они тут, проклятые!..
- Ребята, - обращается он к рабочим. – Вы с Имандры? Не видали ли там на озере господина англичанина по фамилии Турист, а занятие его Смит, то-есть, стало быть, по ихнему путешественник что ли? Палатка у него тюлевая, а брюки кожаные по самую шею. В этих самых брюках он постоянно рыбу ловит?.."