May 21st, 2017

tasha

Вечные ценности. Которых вы никогда не увидите

Сегодня, мои маленькие друзья, я хочу рассказать вам сказку о драконах, охраняющих сокровища, о том, чего вы не увидите в моей книге, и о том, почему я  думаю, что мало ценностей вывезли из России за границу во время войн и революций, надо было уж все вывозить.

Последний неполиткорректный тезис связан с тем, что драконов обсуждаемой породы я встречала только в России. Драконы эти не злые, ничего личного, у них просто природа такая. Водятся они в разных культурных учреждениях - библиотеках, музеях, архивах. И у нас с этими драконами роковым образом не совпадают взгляды на их жизненное предназначение. Я полагаю, что они там посажены, чтобы сохранить культурные ценности и сделать их доступными для мира. Они полагают, что должны только сохранить, доступность для мира - элемент не обязательный. Они выполняют примерно функции железного сейфа, довольного тем, что он заперт на крепкий замок. Из-за того, что ключ от замка потерян, сейф не тревожится. Главное - его содержимое на месте.

В процессе работы над гагокнигой мне довелось общаться со множеством музеев и архивов из разных стран. Но только на любимой Родине я столкнулась с нижеописанными явлениями. Теоретически допускаю, что они существуют не только на Родине, хотя почему-то мне кажется, что нет.

Вот музей в большом северном городе N. В этом музее, в фондах, хранится комплект одежды, сшитой из гагачьих шкур. О том, что он там есть, узнать невозможно ниоткуда. Я узнала только потому, что мне об этом поведал знакомый специалист из другого музея.

Подобные вещи широко использовали инуиты Северной Канады и Гренландии. Их умение использовать шкурки гаг для изготовления одежды - интереснейший и огромный пласт культуры. Которая подробно изучена и описана западными специалистами. Предметы, изготовленные из гагачьих шкур, выставлены в западных музеях, их фотографии выложены в сеть. Любой желающий имеет возможность с ними познакомиться или уж, как минимум, узнать о их существовании.

О том, что аналогичные вещи есть в музее города N не знает никто. И не узнает. Хотя это может быть крайне интересно западным специалистам по данной теме. Когда я обратилась в музей города N с просьбой о фотографии вещей для своей книги, мне ответили отказом. Ничего личного. Просто вещи "на консервации", их фотографии нет, делать её некому и некогда, и вдобавок ко всему музей желает "оставить за собой право первой публикации".
Эти вещи лежат в этом музее с 1952 года. Почему-то я не верю, что доживу их "первой публикации". И почему-то мне кажется, что если даже таковая состоится, то в таком месте, что мир как не знал, так и не будет знать о существовании этих вещей. Их охраняет дракон.

На фото, ясное дело, не они. На фото мужская парка из гагачьих шкур из Королевского Музея Онтарио, Канада. Она не только описана, выставлена в музее и сфотографирована, но её фотография в большом разрешении даже выложена в открытый доступ для свободного бесплатного использования.

***
А вот научная библиотека в маленьком северном городе M.Collapse )
tasha

Как я провел выходной

Постскриптум к посту о вечных ценностях.

Сегодня по плану я должна была закончить главу о первых гагачьих фермах и первых законах об охране гаги. Информация для неё собиралась, ясное дело, многие месяцы. Героические помощники из нескольких стран помогли мне найти и перевели материалы с немецкого, норвежского, исландского, датского языков. Подобраны архивные фотографии из музеев Исландии (получены, замечу, за 1 день!) и другие интересности. Большая часть написана. Осталось сесть и довести всё до ума, и ничто этому, казалось бы, не мешало.

Но я так и не смогла заняться этой главой, потому что весь день обсуждала с народом, где добыть фотографии для другой главы, которые не удалось добыть в музее, где предметы уже есть, лежат перед носом, и есть человек, с которым уже договорились, что во вторник он сможет их сфотографировать. Но этого низззя по музейным правилам. Поэтому идут в задницу все часы, потраченные мною, и не только мною, на общение с этим музеем, и начинается переписка со следующими музеями. Опять многие часы, и дни, и уговоры, и заполнение договоров, и поиск денег, которых нет.

Я тут прикинула. В одной главе у меня в среднем 25 фотографий. Глав выходит тоже, наверное, 25. Итого, кто помнит таблицу квадратов, 625. Ну, пусть 500. Если бы на добывание одной фотографии у меня уходил 1 день, то это еще плюс полтора года работы к годам, нужным для работы над текстом. Хорошо, что не все фотографии достаются с такими муками. Но плохо, что когда фотография достается с муками, то это занимает куда больше, чем один день.

Но есть и хорошие новости. Я нашла родственников Нины Петровны Демме. У которых сохранен и огромный архив её фотографий, и память о ней, очень живая и добрая. Сегодня, в промежутке между музейными безобразиями, я час общалась с ними по телефону, записывала их рассказы. И в ближайшее время они отсканируют и пришлют совершенно замечательные фотографии.
У них нет "внутреннего регламента", по которому нельзя то и это. У них есть память о любимом человеке, и они очень радуются, что эта память и этот человек дороги и интересны не только им, но и еще кому-то в этом мире. И они очень хотят, чтобы материалы о Н.П. Демме сохранились и были доступны всем заинтересованным.

Чем больше имею дело с историей, тем больше сомневаюсь, что ценные материалы нужно сдавать в архивы и музеи...