December 19th, 2016

tasha

Злобные клювы голодных гаг. Неожиданное

"На асцидий иногда нападают крабы или голодные морские звезды, а также, как это ни удивительно, гаги - крупные морские птицы семейства утиных, распространенные вдоль побережий северных морей России и Европы. Оставаясь зимовать на замерзающих морях, они обираются в крупные стаи и живут в полыньях - незамерзающих частях моря, где глубина позволяет нырнуть за пищей. Ныряя на несколько десятков метров (до 50!), они ищут на дне что-нибудь съедобное, переворачивают камни и собирают все, что можно проглотить. Нередко их пищей оказываются Мольгулы и другие виды асцидий. Сокращаясь и прижимаясь к камням, на которых они растут, асцидии могут спастись от злобных клювов голодных гаг".

Это как раз асцидия Мольгула, фото Александра же Семенова.

Фотографию гаги, которая бы хоть примерно передавала экспрессию фразы, вынесенной в заголовок, я не только не могу найти, но даже и не представляю.
tasha

Процесс - всё, цель - ничто

Случилось мне как-то несколько дней жить в некоей семье. Дело было лет 20 назад, но помнится до сих пор как одно из самых тяжелых испытаний. Хотя никто меня там не бил, не заставлял и не угнетал. Семья просто жила своей обычной жизнью. Обычная жизнь выглядела так.

Хозяева дома, муж и жена, были непрерывно заняты и измучены. Он был занят тем, что работал на нескольких работах, чтобы заработать денег для семьи. Но денег в семье никогда не было.
Она была занята тем, что хлопотала по дому.
В доме всегда шел процесс стирки. Всегда - означает всегда, перманентно. Мне ни разу не удалось толком воспользоваться ванной, потому что в ванной всегда плавало замоченное для стирки белье, а другим, постиранным, было завешено все сверху. Но с чистыми вещами почему-то постоянно была проблема. Их не было.
Еще в доме постоянно шел процесс приготовления пищи. Чуть не круглыми сутками что-то шипело, кипело, варилось и парилось на всех комфорках-духовках. Но есть почему-то все время было нечего.
Еще там постоянно лечили детей. (Детей было двое, а не двадцать, как можно подумать, исходя из вышенаписанного). Лекарства, врачи, процедуры, аптеки. Но дети при этом перманентно болели.
Само собой, что уборка тоже происходила постоянно. Ведра и тряпки, веники, и совки, и пылесосы в самых нежиданных местах. Но чисто там никогда не было.

Там все и все время были страшно заняты и усталы, и неловко было обратиться лишний раз с простым вопросом, а уж посидеть вместе пол часа за чашкой чаю и помыслить было невозможно, такие бурные вокруг шли процессы. Но ни один из процессов не имел результата.

Я это все к чему? Я это все к тому, что сколько смотрю на работу госучреждений, столько они мне эту семью напоминают. Почти все поголовно. Вечный аврал и цейтнот. Отчеты, сроки, форс-мажор и нечто страшно, необыкновенно важное, такое важное, что прям вот на вопрос ответить некогда. А на выходе -пшик. Или совсем ничего, или результат настолько беспомощный, ненужный и непрофессиональный, что может быть лучше бы его и не было.
Но все при деле, при должности и при зарплате. И может быть даже при сознании собственной важности.
А я, чем больше живу, тем больше радуюсь, что не работаю в таком учреждении.
Теперь же, с футболочкой, заказанной в naivno.com буду радоваться совсем вызывающе и надевать ее в качестве парадного костюма для визита в учреждения.