July 30th, 2016

tasha

Великий Князь Николай Михайлович Романов и его книга “Наблюдения по охоте на диких гусей"

С благословения автора выложила у себя на сайте статью Е.Э. Шергалина «Белая ворона» или Великий Князь Николай Михайлович Романов (1859-1919) и его книга “Наблюдения по охоте на диких гусей» (1917). Статья недавно опубликована в "Русском орнитологическом журнале" (2016, Том 25, Экспресс-выпуск1324: 3007-3018), но там аудитория довольно специфическая, а хочется распространить пошире. "Ради светлой памяти ученого-труженика", - как сказал автор статьи.

A2-97a

Полный текст с картинками можно прочитать на сайте или скачать в PDF, кому как нравится.

А я хочу сказать, что статья не только про книгу, но и про факты из жизни Николая Михайловича Романова, о которых я, к стыду своему, понятия не имела. Три цитаты из статьи:


"Малое количество дичи и непривлекательная погода удерживают, вероятно, других охотников в столице, особенно тех, которые любят уничтожать гусей десятками, а если можно, сотнями…Но на все вкусы не угодишь, а я люблю всю обстановку охоты, да еще больше полное приволье и возможность на свободе наблюдать за пернатым царством…". Н.М. Романов.

***
Будучи председателем Императорского Исторического Общества и Императорского Географического Общества он  много сделал для развития этих наук в России. Человек передовых и либеральных взглядов, владеющий 6-ю языками, написал 13 книг по истории эпохи Наполеона и Александра I, проработав многие годы в архивах России и Франции и 9 томов по лепидепторологии, ныне оцифрованных всемирным архивом и свободно доступных в нем. Его именем названы 3 вида бабочек, а 6 видов бабочек были открыты и описаны им. «В 1900 году Романов подарил всю свою коллекцию  Зоологическому музею Академии Наук в Санкт-Петербург  К тому времени она стала одной из самых крупных частных коллекций бабочек, содержащей более 110 000 особей, из которых примерно 18 000 были палеарктическими. Коллекция помещалась в 30 сейфов. В этой коллекции было много типовых особей. Они хранятся в Санкт-Петербурге, и бабочки из этой коллекции имеют этикетки на белой бумаге с рисунком царской короны в верхней части и текстом «Собрано Великим князем Николаем Михайловичем».

***
Николая Михайловича Романова вместе с его родным братом, племянником и дядей,  как членов бывшей правящей династии, расстреляли 29 января 1919 года в Петропавловской крепости, раздетыми, при 20 градусном морозе... Не спасло его прошение Академии наук и личное  заступничество А.М.Горького. Заместитель председателя ВЧК Яков Христофорович Петерс по поводу судьбы Великого князя заявил: «Революция не нуждается в историках» и подписал смертный приговор...
Николай Михайлович до последних минут жизни держал на коленях своего персидского кота и в последний момент... передал его одному из конвоиров с просьбой позаботиться о питомце.  Николай Михайлович похоронен в общей могиле вместе с 13 другими  «буржуями», расстрелянными до него на краю той же ямы у стен Трубецкого бастиона. Сейчас на ее месте строится автостоянка. В день расстрела ему не было еще и 60 лет...


tasha

Жизнь и смерть Дальнезеленецкой биостанции

Сказать об этом что-то новое затруднительно. О судьбе Дальнезеленецкой биостанции писано-переписано, в том числе, и мной. В сети вы найдете мильон фотографий впечатляющей разрухи. Фотографии строительства станции 1936-39 гг. и ее жизни в период расцвета можно посмотреть здесь и здесь. Пожалуй, единственное, что отличает меня от остальных описателей и фотографов, это те эмоции, которые я испытывала, увидев наконец в реальности место, о котором столько писала.

132

Даже не знаю, с чем сравнить это чувство. С пребыванием на кладбище? Нет, не так. На кладбище намного спокойнее, нет такой боли и обиды. Дело в том, что я знакома со многими людьми, работавшими в Зеленцах в период их расцвета, я расспрашивала этих людей, записывала их воспоминания. Воспоминания эти может прочесть каждый (здесь и здесь), но письменный текст не в силах передать интонации, жесты, глаза рассказчиков. А я все их помню, и пока я бродила среди нынешней разрухи, в голове у меня все время звучали голоса этих людей. И это самое большее, что я могу попробовать вам передать: то, что я видела, и то, что слышала. Вперемешку, как оно было.

Рассказывает Энгелина Абрамовна Зеликман. Работала на биостанции в Дальних Зеленцах (с 1958 г. ММБИ), сначала ст.лаборантом, впоследствии ст.н.с., зав. лаб. планктона, ученый секретарь, и.о. директора. Годы работы в Зеленцах: 1953-1964.

Это был поселок на берегу моря, насчитывавший человек 600, из которых 250 относились к штату академического учреждения, работа которого была связана с морской биологией.Collapse )