January 13th, 2015

tasha

Еврейские танцы

Мой дедушка, Самуил Львович Трахтеров, на концерт памяти которого ездила в декабре в Москву, был, как нетрудно догадаться, еврей. Его жена и дочь (моя матушка) никакого восторга по этому поводу не испытывали.

Не берусь судить, что тому было причиной: издержки эпохи, "здоровый хохляцкий антисемитизм" (по линии бабушки), или все это вместе, или еще что-то, мне неведомое. Но когда я, уже лет через 15 после дедушкиной смерти, сказала матушке что-то совершенно невинное о наличии в нас с ней еврейской крови, это вызвало у нее поразительный по несоразмерности взрыв гнева и отторжения.  Не говоря уж о том, что она, дочь Самуила, никогда не была Самуиловной. Сперва в документах использовался менее вызывающий вариант "Самойловна", а при очередной смене фамилии она заодно поменяла порадикальнее и отчество, и стала вовсе "Семеновна". Эх, Семен Семеныч...

Могу только предполагать, какие чувства испытывал по этому поводу сам дедушка, с которым мы пересеклись в жизни всего на три года (я родилась в 65, он умер в 68). Но мне, в том неведомом месте, в котором располагается чувство крови, было все эти годы больно. Такое несмертельное и не острое, но болезненное хроническое воспаление - обида и боль за деда. Казалось, неизлечимое.

Но случилось чудесное. Концерт памяти деда не только восстановил справедливость памяти о нем, не только вернул мне звук его кларнета, который в жизни слышать не довелось, но и вернул дедово еврейство. Радостно, задорно, нежно, печально, вечно.

Заключительный концертный номер Вечера памяти Самуила Львовича Трахтерова 23 декабря 2014 г. в МГДМШ им. С.С. Прокофьева. Майкл Киббл. Сюита "Еврейские танцы". Исполняет трио "Musica Perpetua", Алексей Сорокин, Михаил Блинков, Игорь Скородумов. Под рук. лауреата Всероссийского конурса Игоря Скородумова.



Спасибо великое, от меня и от деда. Посмотрите, как он слушает эту музыку...