May 20th, 2013

tasha

Еще северных историй и замечательных женщин

Спасибо Саше Черницкому, пнувшему меня вывесить здесь рассказы Э.А. Зеликман. Во-первых, оказалось, что куче людей это интересно и нужно (а значит, я не зря занимаюсь тем, чем занимаюсь). Во-вторых, я стала вспоминать другие истории, записанные много лет назад и основательно уже подзабытые в дурацкой повседневной суете. А вот их-то забывать как раз и не надо.
Когда я начала заниматься историей северных биостанций, то даже и представить не могла, как невероятно мне повезло. Только благодаря этой истории я познакомилась с совершенно фантастическими людьми. Давайте и вас с ними познакомлю.

01

Нина Абрамовна Вержбинская. Доктор биологических наук, профессор. Почетный член Санкт-Петербургского общества Естествоиспытателей. Когда я разговаривала с Ниной Абрамовной, ей было 99 лет. Потом она отпраздновала 100-летие, а через год ее не стало.
В 1927-1933 гг. Нина Абрамовна работала на Мурманской биологической станции - преемнице станции Соловецкой и предшественнице станции в Дальних Зеленцах, о которой рассказывала Э.А. Зеликман. Собственно, биостанция в Дальних Зеленцах потому и возникла, что с предыдущего места жительства ее выгнали. Предыдущее место жительства называлось Александровск-на-Мурмане. Теперь это город Полярный - военно-морская база Северного флота. Как раз ради строительства этой базы и была уничтожена биостанция и арестованы ее сотрудники. Военно-морская база - дело, конечно, государственной важности. Не чета какой-то там биостанции. Такой важности, что место будущей базы не поленились посетить "первые лица" - И.В.Сталин, К.Е.Ворошилов и С.М.Киров.
На момент нашей встречи, в 2005 г., Нина Абрамовна была единственным живым участником тех событий.

"Сталин действительно приезжал на станцию, я это видела. Это был 33-й год. Я задерживалась в лаборатории всегда очень, потому что многие анализы требовали времени, и надо было сделать в тот же день. Иду домой в общежитие, в наш барак. Поздно, часов, наверное, между 10 и 11, и вдруг подходит катер. И Герман Августович, старик почтенный, бегом бежит навстречу людям выходящим из этого катера. Из катера выходят несколько человек в военной форме. Но было не очень светло, подробностей я не видела. Подхожу к нашему бараку, меня встречает солдат, ведет довольно грубо в нашу столовую, и там все наши сидят уже арестованные. Старших потом увезли в Питер. Нас, молодежь, тогда в первый раз не тронули, мы остались. И мы как-то легко очень все это восприняли. Через месяц наших старших отпустили, они все вернулись на станцию.
И потом их арестовали уже серьезно и разослали по концлагерям. На 5 лет, на 3 года. Смешной это был срок, но тем не менее.… Тогда и нас, молодежь, арестовали. Но всех держали в общей камере, а меня почему-то держали в одиночке. Я просидела месяцев пять в одиночке почему-то, черт его знает почему, я не знаю. Но тогда это было не очень тяжелое занятие. Голодно было, но не мучили, ничего такого не было. Ну, держали и держали. Допрашивали о том, какая у нас организация контрреволюционная. Я довольно независимо себя вела: «Какая организация? Работали изо всех сил»...


Полный текст воспоминаний Н.А. Вержбинской>>
История Мурманской биологической станции>>