May 9th, 2013

tasha

Э.А. Зеликман. Воспоминания о ММБИ, Дальние Зеленцы. 1952-1964 гг.

"Очень тяжелый был 1956 год. Он был гидрологически чудовищным совершенно. Это был самый холодный год буквально за столетие или даже больше. И в течение двух или трех недель в Зеленцах непрерывно шел дождь. Причем, не капал, а шел ливнями. Рыбаки голодали, рыба ушла. Прибрежье охладело до того, что ушли и треска, и сельди, и вся мелочь. Рыбацкий флот стоял. У нас была под угрозой жизнь библиотеки. Потому что она была в цокольном этаже. Мы не работали, мы отливали воду.  В моей жизни было много трудных дней, но эти, пожалуй, были из самых тяжелых. Мы не ложились спать… причем все сотрудники так работали, все, кто числился. Посылали к нам красноармейцев с заставы… Нас затопляло..." Читать полный текст воспоминаний>>
tasha

Э.А. Зеликман. И про войну...

Сегодня как раз будет уместно. Тем более, что в северную тематику оно не вписывается, а рассказать стоит.
Из разговора с Энгелиной Абрамовной 30 марта 2013 г.:

...Я работала в госпитале во время войны. И подучивалась на практике немножко. А так как я оказалась сообразительной, то там я еще расспрашивала врачей. То есть у меня медицинских знаний понахватано было тогда довольно много. Только все это было неупорядоченно никак и, естественно, незаконно.

- Во время войны, это ведь Вы еще школьницей были?

- Я ухитрилась убежать на войну от большого ума. До войны я добежала. И оказалась на Смоленском направлении. Там я попала волею судеб в полевой госпиталь. И так как оказалось, что у них немецкое оборудование хирургическое, и никто не знает немецкого языка, а у меня в школе был немецкий, я разобралась с оборудованием, я знала, как по-немецки что называется и расшифровала им паспорта. Там была хирургия, и меня поставили хирургическим помощником, подавать инструменты. Это был август-сентябрь 1941 года, я там пробыла больше двух месяцев. И чему-то научилась, как ни странно.

LZ4
Ученицы 6 "Г" класса московской школы №312. Лина третья во втором ряду. 1940 г.

- Вы прямо из дома сбежали на войну?

- Нет. Из дома я попала по комсомольской путевке в вожатые детского лагеря дошкольников. Собрали в Москве 8 или 9 таких дошкольных лагерей, каждый человек по 250, в одно место. Это одно место был город Павлов Посад, где в чистом поле раскинули палаточный городок. А рядом с чистым полем был самый крупный завод по перегонке нефти, самый крупный в России. Который немцы немедленно начали бомбить. Им было абсолютно наплевать на флаги Красного креста. Почти на тысячу человек детей нас было 15 или 18 девчонок и мальчишек. А взрослые дяди и тети сбежали. И вот мы эвакуировали как могли этих детишек. Никаких раненых у нас, слава богу, не было. А вот потом уже, когда детишек пристроили, я сбежала на фронт. От очень большого ума.

- Наверное, у Вас была идея Родину защищать?

- А как же! Еще бы! Таких как я много было. Из нашей школы было несколько человек. И вот мы наткнулись на госпиталь. Где нас попросту арестовали и сказали: «Вот что, ребята, хватит шляться, тут нужны люди».

- То есть вы целой компанией бежали?

- Мы бежали несколько человек из одной школы. Ну, мы там были, пока немцы не пришли. А потом, на бреющем полете немцы расстреливали с высоты 50 м бегущих гражданских, на телегах, на чем угодно. Мы уцелели.