tasha

КНИГИ "ДИКАЯ ПТИЦА И КУЛЬТУРНЫЙ ЧЕЛОВЕК" и "ПИСЬМА ИЗ ЗАПОВЕДНИКА"

В 2020 г. у меня опубликованы сразу две книги. Для тех, кто всё пропустил (что нереально, учитывая, сколько я об этом говорила, но всё равно всегда находятся люди, которым удалось) коротко о главном: что за книги и как их купить.



Дикая птица и культурный человек. Гага обыкновенная и человек разумный: четырнадцать веков взаимоотношений. – Санкт-Петербург, 2020. – 496 с. : ил., карт. - ISBN 978-5-902643-49-4.
Книга существует в русской и в английской версии.
Стоимость русской версии - 1700 р., английской - 50 евро.

Collapse )

Письма из заповедника: 1940–1946 / авт.-сост. А. Горяшко, Л. Миронова; Под ред. М. Калякина, О. Максимовой; предисл. М. Калякина. СПб., 2020. 295 с.: ил. - ISBN 978–5–902643–50–0.
Стоимость 650 руб.
Collapse )

Тираж обеих книг находится:
- у автора (меня) в г. Кандалакша Мурманской обл.
- в Москве, в Зоомузее МГУ
- в С.-Петербурге, в библиотеке Зоологического института и на каф.генетики СПб Университета.

В другие города и страны высылаю книги почтой (почтовые расходы оплачивает покупатель).

Для приобретения обеих книг (независимо от города) необходимо предварительно связаться со мной. Это можно сделать через мессенджеры в соцсетях, но особенно я вас полюблю, если воспользуетесь почтой alexandragor4@yandex.ru
море

Технические предупреждения/инструкция пользователя

Большая часть журнала под замком. В открытом доступе материалы историко-биологического и краеведческого свойства.
Друзей и потенциальных друзей прошу простить за неудобство. Оно легко преодолимо. Пишите на alexandragor4@yandex.ru.
Все стороны моей жизни, открытые для публичного просмотра, на www.alexandra-goryashko.net

Мелочевка иногда оседает ВКонтакте и в Facebook, но как средство общения с миром они всерьез не рассматриваются.

***
Журнал открыт, в том числе, и для не-пользователей livejournal, и для анонимных комментариев. Что открыто - смотрите, что хотите - комментируйте, где хотите - молчите. Единственная категория людей, которые здесь не welcome, это те, кто не могли бы написать мне личное письмо и подписаться своим именем. Итак, если вы - по любым причинам - не считаете возможным вступить со мной в прямой контакт, не надо ничего читать дальше. Оно не для вас.
***
UPD-2015. Спасибо за многочисленные предложения, но я НЕ заинтересована в том, чтобы материалы моего блога перепечатывались непрофильными интернет-изданиями. И вообще не заинтересована в беспорядочном тиражировании того, что пишу. Мне есть, где публиковаться, честно. Если вы хотите предложить мне в чем-нибудь поучаствовать, пожалуйста, ознакомьтесь предварительно с Декларацией независимости меня. Спасибо.
tasha

Морская биологическая станция ЛГУ, остров Средний

Выпускники биофака ЛГУ/СПбГУ, очень нужна ваша помощь!

Кто проходил практику после 1 курса на Среднем в 80-х и 90-х гг.? Очень нужны ваши фотографии и воспоминания об этой практике! Фотографии - жанровые, с людьми, работа и быт. Вот такого плана нужны фотки, как здесь - с живыми лицами, с деталями, чтобы интересно было смотреть не только своим.

2008_2м

НО ДАЖЕ БОЛЬШЕ ФОТОК НУЖНЫ ВОСПОМИНАНИЯ!
Любой длины, можно совсем короткие, главные впечатления о практике (лучше светлые, но можно любые). Об атмосфере, ярких событиях практики и её роли в вашей жизни.

Collapse )

Отсутствие фотографий и воспоминаний студентов 80-90-х - последнее, что не даёт мне закончить книжку по истории биостанций. Судьба книжки в ваших руках! Пишите сюда или на почту alexandragor4@yandex.ru

Фото из архива Андрея Опполитова и Ксении Шунькиной.
tasha

Гагокнига пошла завоевывать Британию...

Рецензия на Гагокнигу вышла в журнале British Birds>> и возбудила британских джентельменов.

Теперь Гагокнигу можно приобрести через магазин NHBS - Wildlife, Ecology & Conservation. За £99.99. Радуйтесь, кто успел ухватить по дешевке :)

111
tasha

"Острова блаженных". Содержание

Работа над книгой по истории северных биостанций близится к концу, и даже забрезжил шанс закончить её в срок (обещалась издательству сдать в мае). За год работы успела переобщаться примерно с сотней людей, получить и отправить около тысячи писем и сделать несколько открытий в теме, которую мусолю уже 15 лет.
Забавно, что практически каждый человек, из тех, что рассказывали мне про историю какой-то отдельной станции, ужасно удивлялся, узнав, что всего в книге станций будет четырнадцать. "Так много?!". А на самом деле ещё мало, потому что волевым решением исключила из книги заповедник и долговременно работающие экспедиции.
И вот какое получилось содержание.
Привожу названия глав вместе с краткой справкой по каждой станции и картинкой, которая будет стоять в начале главы. К сожалению, издательство не ставит в текст цветные фотографии (только на вкладке), что создаёт определенные трудности с иллюстрированием современных станций. Но, вроде, в целом получилось симпатично.

1. Биологическая станция Соловецкой обители
Соловецкая биологическая станция Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей.
1882 - 1899 гг.
Остров Большой Соловецкий, Онежский залив, Белое море.

2_1м
Collapse )
tasha

Портрет региона: развалины легенды в пейзаже

Эту статью я написала по просьбе "Открытого университета" и она была опубликована на их сайте:
Портрет региона: развалины легенды в пейзаже // Открытый университет. Курс "Арктика", май 2019. https://openuni.io/course/19-arktika/lesson/1/material/1024/

Нынче внезапно оказалось, что «Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».
ОК, повторим здесь. Фото автора, Кандалакша, март 2020 г.

Портрет региона: развалины легенды в пейзаже

4

В туристических проспектах эти места принято представлять неким заполярным парадизом, где много-много дикой и прекрасной (но притом довольно комфортной) природы, где сказочные саамы ездят на оленьих упряжках, разукрашенных разноцветными ленточками, былинные поморы твердой рукой правят карбасами, полными семги, а северное сияние располагается фотогеничным нимбом над 40-метровым памятником Алеше. К тому же сюда можно всего за 3 часа попасть на самолете из Москвы, и в один день сфотографироваться на фоне самого северного в мире Макдональдса и самой северной точки Европейской части России. Очень удобно.
Особенно удобно то, что если ездить быстро и смотреть только на то, что хочешь увидеть, плакатно-туристический образ Кольского полуострова можно сохранять в неприкосновенности сколь угодно долго. Картинка меняется разительным образом лишь для тех, кто решается снять шоры, и для тех, кто здесь живет. Шесть лет назад я имела неосторожность переехать сюда жить.

Жизнь на Кольском

Теперь каждый мой день начинается со слова «бля». В какое бы время я ни вышла на улицу и кто бы ни проходил мимо, именно это слово будет орнаментировать беседу. Идущих в школу второклассников, нежно воркующих влюбленных и степенно шествующих пенсионеров объединяет трехбуквенное выразительное междометие. Которое, впрочем, в данном случае никаких эмоций не выражает, это просто, если угодно, местный диалект. Кроме слова из трёх букв, доминирующим мотивом моей жизни стали развалины. Они везде. Развалины жилых домов, магазинов, заводов и дорог. Здания недостроенные, полуобрушенные, сгоревшие. Поначалу кажется, что здесь только вчера кончилась война. Потом привыкаешь, это образ жизни. Какие-либо другие признаки самобытности в городе найти сложно.Collapse )
tasha

А.В. Беликович. Заповедники на весах социального маятника

Это лучшая - из известных мне - статья о положении дел в заповедной системе России. Для тех, кто действительно интересуется вопросом, - маст рид. Статья большая, но ведь и история не маленькая - сто лет и миллион проблем коротко не опишешь. При этом в большой статье нет ровно ни одного лишнего слова, всё по делу, по сути дела. Явныq признак хорошего текста - его хочется растаскивать на цитаты. Сделать это в отношении статьи Беликович сложно по одной причине - слишком много окажется цитат, что ни абзац, то чеканная формулировка. Если же поставить заведомо невыполнимую задачу выбора одной, главной цитаты, то я бы взяла такую: "Иметь свое мнение по поводу всего этого – это значит быть уволенным".

Чтобы было хотя бы в самых общих чертах понятно, о чем речь в статье, минималистичные выжимки из выводов:

1. Заповедники не могут быть центрами научных исследований, потому что утратили связь с научно-исследовательскими центрами страны. Штаты научных отделов старятся, не пополняются, утрачивают свою функцию. У молодежи нет ни экономической, ни идейной мотивации идти в заповедник.
2. Заповедникам не получается стать настоящими центрами экологического образования, потому что они не сращены ни со школами, ни с вузами.  Это какие-то по большей части любительского уровня кружки.  Очень часто здесь работают бывшие учителя или даже воспитатели детских садов, которые занимаются работой, аналогичной работе домов юных натуралистов.
3. Заповедники не могут качественно охранять территорию, потому что штат инспекторов малочислен, зарплата их мизерная, жизнь экстремальная, а давление окружающего агрессивного социума слишком большое.

Статья целиком тут>>

Об авторе. Анна Витольдовна Беликович (1960 г.р.) - геоботаник, доктор биологических наук. Об остальном на её сайте>>
tasha

Александр Моисеевич Городницкий и беломорские биостанции

К 88-летию А.М. Городницкого

В процессе работы над книгой по истории биостанций образуется огромное количество материала, который в книгу не лезет, а сохранить его хочется. Вот, например, в истории разных станций то и дело выныривает А.М. Городницкий, которого большая часть человечества знает только как барда и совсем не знает как ученого. Между тем, А.М. Городницкий - один из ведущих российских учёных в области геологии и геофизики океана, автор более 260 научных работ, посвящённых геофизике и тектонике океанского дна. В 1968 году на геологическом факультете МГУ защитил кандидатскую диссертацию на тему «Магниторазведка и электроразведка при изучении морского дна». В 1982 году защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора геолого-минералогических наук на тему «Строение океанической литосферы и формирование подводных гор». В 1991 году получил звание профессора по специальности «геология морей и океанов». Александр Городницкий является одним из авторов нового метода измерений электрического поля океана и первооткрывателем биоэлектрического эффекта фитопланктона в море (1967). Итак, беломорский Городницкий.

"Среди гостей Лапутии бывало много замечательных людей. Например, Александр Моисеевич Городницкий. Теперь он 80-тилетний патриарх морской геофизики, профессор, признанный поэт и мэтр авторской песни, а тогда, 46 лет назад, был, правда, уже известным бардом, но геофизиком ещё начинающим. Однако девушки любили его тогда так же сильно, как и теперь…" (О.В. Максимова).

Федоров и Городницкий   ВНМ-Лапутия-3-4_0001_1
В.Д. Федоров и А.М. Городницкий. Лапутия, 1960-е гг. Архив В.Д. Федорова.
Лапутия. Слева направо: В.Д. Фёдоров, Городницкий, Витя Хромов дипломник Городницкого Валера, В.Н. Максимов. Лапутия, 1969 г. Архив О.В. Максимовой.



Смирнов. По Белу морю (северные записки). Петрозаводск, «Карелия». 1978.
Накануне этого дня, который Вадим назвал странным и который был просто-напросто днем отдыха, «Свифт» доставил телеграмму из Ленинграда. В Лапутию она шла долгим путем — через Чупу и Картеш. Прочитав ее, Вадим торжественно объявил:
— Должен сообщить вам приятнейшее известие: к нам едет Александр Городницкий!..
Песни его в Лапутии напевали частенько. То услышишь Костю: «Перелетные ангелы летят на север, и их легкие крылья обжигает мороз...» Или Витя Хромов, приводя в порядок развернутые, как простыни, таблицы с цифирью, вдруг начинает «рубить» нечто ритмическое: «Па-па-па-па-па-па па-па-пам!.. И глядишь, в этом гуле уже вырисовывается нечто знакомое: «В летней Греции полдень горяч...» А то и сам поймаешь себя на том, что насвистываешь «Чистые пруды»: «Все, что будет со мной, знаю я наперед, не ищу я себе провожатых...»
Я издавна любил песни Городницкого и заранее радовался встрече с ним. Зная, что Городницкий и Федоров давние друзья, я полюбопытствовал у Вадима:
— Он отдыхать?
— Зачем же, — не без веселого удовольствия откликнулся тот. — Не отдыхать — работать. Городницкий ведь не только признанный поэт, он еще и хороший геофизик...
................
— С некоторых пор, — глубокомысленно заметил Вадим, — в Лапутии стало хорошим тоном — приходить по ночам. А вот и он сам.
Последняя реплика относилась к коренастой фигуре в широкой куртке-энцефалитке, появившейся на носу судна. Гость ловко бросил Хромову причальный конец и спрыгнул с борта. Это и был Александр Городницкий, быстро ставший для всех лапутян просто Сашей. Следом за ним спустились на причал Владислав Хлебович, капитан «Онеги» Стельмах, его стармех Александр Александрович Касаткин и студент-дипломник Валера Каминский, приехавший с Городницким на практику. Круглый и щедрый стол Лапутии, казалось, раздвинулся вдвое, и «дружеская беседа затянулась далеко за полночь», как писали раньше в подобных случаях.
Однако будем следовать доброму лапутянскому принципу — «сначала было дело», — и потому сейчас речь пойдет о геофизике, об электрическом мире Нептуна. Утром Городницкий и Валера перегрузили на борт «Свифта» свое оборудование — провода, электроды, приборы — и занялись его проверкой. Они готовились зондировать море..
.......................
Он рассказывал об истории своих песен вообще, о некоторых — в отдельности. Стихи писать Городницкий начал давно, еще до института, но как-то стеснялся этого не слишком солидного для геолога занятия. Особенно — в поле.
—- А потом вдруг сделал небольшое открытие, — застенчиво улыбнулся Саша. — Оказалось, если дать к ним хотя бы несложную мелодию под гитару, то и воспринимаются они совсем по-иному, становятся понятнее и ближе. Тем более после полевого сезона. Вот так появился одним из первых «Снег». Работали мы тогда под Игаркой, на реке Горбиачин, искали медно-никелевые руды. Тайга и тундра, полгода в поле, выбрались к жилью поздней осенью, невольная грусть... А «Кожаные куртки» впервые прозвучали, кажется, в 1959 году в Туруханске. Сидели, ждали самолета, а самолета не было. Зато родилась песня...
Я слышал, как Саша пел ее на Картеше и потом на биостанции Перцова на студенческом вечере — голосом негромким, может, не очень богатым, но сильным и верным...

В.В. Хлебович. 2007. Картеш и около. М.: WWF России
Отлично служил науке наш “Профессор Месяцев” и тогда, когда по старости двигаться ему былопротивопоказано. Он вставал на несколько суток прямо на “декадной станции”, и с него с разных сторон опускались различные приборы и установки. Особенно много новых научных фактов – о вертикальных миграциях организмов толщи воды, о продуктивности фитопланктона – добыла тогда экспедиция московских гидробиологов во главе с Вадимом Дмитриевичем Фёдоровым. Знаменитый бард,ставший потом и знаменитым океанологом, Александр Городницкий на такой стоянке собрал материал для своей кандидатской диссертации – деревянный корпус корабля позволил ему замерить какие-то физические поля (В.В. Хлебович)

Ю.М. Фролов. ББС МГУ, 1960-70-е гг.
Однажды приезжал с какой то экспедицией проездом Городницкий, выступал в здании столовой. Но я слушал под окном, там народу было столько…

Увы, фотографий Городницкого на ББС МГУ у меня нет.

=============================
Следующие две фотографии залетели сюда по ошибке, под горячую руку. Но раз уж залетели, пусть будут. Это не Городницкий, но всё то же самое тоже биолог Дмитрий Антонович Сахаров, который широкой публике известен гораздо больше как бард Дмитрий Сухарев.
Дмитрий Антонович Сахаров (1930 г.р.) — доктор биологических наук, лауреат Премии имени Л.А. Орбели, член редколлегий многих международных научных журналов и профессиональных сообществ США и Швеции, почётный член Венгерского физиологического общества. В середине 1950-х гг. привёз на ББС МГУ первую группу студентов-физиологов, положив этим начало проведению летнего практикума по сравнительной физиологии, и вёл этот практикум на биостанции до 1962 г.
На фото Д.А. Сахаров на беломорской биостанции Казанского университета на о. Средний.

img599

img600
Биостанция Казанского университета на о. Средний, 1980-е гг. Фото: В.М. Кибардин. Архив кафедры зоологии и общей биологии КФУ.
tasha

Куда и почему я подевалась из отсюда

 Дорогой друг kkalms интересуется знать, куда подевался народ из жж. Будучи занудой, на вопрос "как жизнь" начинаю рассказывать, как жизнь. Моя конечно.

1. Писать осмысленные тексты по большей части нет времени, а использовать жж как телеграф как-то не по назначению. Поэтому фб, но не только.

2. Эти самые соцсеточки ценны именно как сеточки=круг общения, иначе на кой ляд они вообще нужны, можно и себе под подушку писать.

3. Круг общения в фб у меня в разы больше, чем здесь, так что в смысле общения мне там интереснее. И нет, я не согласна, что фб это помойка (вопрос дизайна сейчас не рассматриваю). В любой сеточке будет у тебя помойка или райские кущи зависит ровно от одного и того же - какой круг "друзей" ты себе там организуешь, такой и будет твоя новостная лента и собеседники. У меня есть родственники, которые видят в фб исключительно всякую хню и считают эту хню лицом фб. А это исключительно их личная лень и неразборчивость в выборе "друзей" (à propos - по служебной надобности пребываю еще и, о ужас, вКонтакте, и даже там можно организовать себе достойную аудиторию).
Если память мне не изменяет - а если изменяет, то с кем? - моё активное вживание в фб началось примерно с началом работы над Гагокнигой, когда занадобилось широко раскидывать сети с вопросами и просьбами. ЖЖ уже тогда с этим не справлялся, а люди, найденные посредством фб принесли книге очен много пользы.
Кстати, еще один момент - со многими людьми можно связаться исключительно посредсвтом мессенджера в фб, это тоже было приведшей туда дорожкой.

4. Но! Когда я хочу, чтобы какой-то текст сохранился на долго и чтобы его всегда можно было найти, я пишу именно в жж. В фб уходит то, что не рассчитано на вечность.

Collapse )